?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile My Website Previous Previous
Лев Спивак
По телевизору меня показывали только один раз. По крайней мере, из того, что мне известно. Может, засветился еще где-нибудь в какой-то криминальной хронике, но я про это не знаю.
А тот раз был, когда я учился в седьмом классе. Я тогда был очень активным филателистом. Повторяю по слогам: фи-ла-те-лис-том, а не то, что вы, пошляки, подумали. Короче, марки собирал. И ходил в городской КЮФ имени Кренкеля. КЮФ – это, как многие догадались, Клуб юных филателистов. А Эрнст Кренкель – радист-папанинец – тоже собирал марки и был какое-то время председателем Всесоюзного общества этих самых, ну вы поняли. Впрочем, к описываемому мной периоду он, кажется, уже помер. Но имя осталось.
Возглавлял наш клуб один пенсионер по имени Захарий Борисович. Раньше он вроде бы на телевидении работал, а на пенсии решил заняться воспитанием молодого поколения. В общем, довольно любопытный человек был. Помимо обмена/купли/продаже марок он нам что-то рассказывал, приглашал в гости интересных людей (помню встречу с известным писателем Львом Квином), короче, времяпровождение было очень занимательным. Некоторые мои более ушлые одноклубники занимались каким-то нанобизнесом: крутились на взрослом обществе, что-то там покупали и потом перепродавали своим товарищам. Но мне эта коммерция была чужда, я иногда покупал себе что-то на карманные деньги, выдаваемые родителями, но в основном предпочитал пополнять свою коллекцию через магазин «Филателия».
Как-то мне в числе активных участников клуба предложили поехать в Артек на Всесоюзный слет. Разумеется, я не отказался.
Поездка в Артек – это отдельный рассказ, выходящий за рамки данного повествования, но одним из ее последствий оказалось то, что когда на краевом телевидении решили снять передачу, посвященную юным коллекционерам, меня вместе с еще парой ребят пригласили поучаствовать.
Все было по-взрослому. Настоящая телестудия, с яркими лампами, которые назывались по-космически – юпитерами. Программу должен был вести самый популярный диктор краевого ТВ – Сергей Степанович Марков, для нас – дядя Сережа (вот зачем у меня в памяти все эти имена застряли, а?) Перед началом он произнес какую-то загадочную фразу: «Еще и не такие дела заваливали», и понеслась.
В то время я был человеком совсем не публичным (хотя я и сейчас далек от звания трибуна, разумеется, но хотя бы какой-то опыт говорить перед большим количеством народа появился). Весь мой опыт внеурочных выступлений перед аудиторией заключался в чтении политинформаций классу в начале школьного дня. Была у нас в классе такая почетная обязанность: по очереди читать накануне газеты, а на следующее утро рассказывать одноклассникам про подвиги израильской военщины и зверства сальвадорских партизан. Ну или наоборот.
Но в студии особой робости я не чувствовал. Дядя Сережа умело вел разговор, нам оставалось только отвечать на вопросы. Честно говоря, я мало что помню из своего выступения. Рассказал что-то про Артек, что-то о своем увлечении. На каверзный вопрос, в каких школьных предметах помогает мне коллекционирование марок, включил логику. Раз я собираю марки по темам Флора и Фауна, следовательно, это должно помогать мне в биологии. Так и сказал. (Хотя в седьмом классе мы вроде бы анатомию человека проходили, вряд ли тут мне бы марки помогли). Вполне мог бы сказать, что и в географии, поскольку благодаря филателии я узнал о существовании таких, например, экзотических стран как Дагомея или Бурунди. Но знание это в курсе школьной географии мне особо не пригодилось. Географ наш, в отличие от героя книги Иванова, был мужчиной очень положительным, высоким и солидным, висел одно время на доске почета возле моего дома (мы его портрет снежками закидывали), был директором школы и гордо носил прозвище Жираф. А главным его требованием от учеников по предмету было тщательное и аккуратное раскрашивание контурных карт. Цветными карандашами или натертыми грифелями, строго в нанесенных границах и без помарок. Тщательность и аккуратность в рисовании никогда не были в числе моих достоинств, и филателия мне в этом деле помочь никак не могла. Поэтому, несмотря на то, что я знал столицы всех существующих на тот момент государств, включая крупные колонии, а также мог рассказать в каком бассейне добывают уголь, а в каком наоборот, нефть, в аттестат за 8 класс мне пошла четверка. Но на последующие оценки это уже никак не повлияло. Впрочем, я отвлекся.
Через какое-то время передача вышла в эфир. Кажется, это было ближе к вечеру, а мы учились во вторую смену, в общем, во время трансляции я сидел на уроке. Поскольку ни интернет-архивов, ни повторных эфиров тогда не было, я сообщил о передаче своей классной, и та ради такого дела отпустила меня с урока в учительскую, где стоял единственный на всю школу телевизор, ну и сама заодно пошла. Посмотрели вместе. Особенно мою классную – математичку -  умилило мое высказывание насчет биологии. Раньше я в пристрастиях к этому предмету (его у нас вела Елена Семеновна или Сергеевна, по прозвищу Эвглена Зеленая) замечен не был, а увлекался как раз математикой. Объяснять свою логику я не стал.
Кстати, у нас почему-то были популярны «животные» прозвища учителей. Помимо упомянутых выше в школе преподавали историк Пингвин, физик Слон и историчка Мышка. Ну и еще трудовик-чертежник Гост, он же Гнус. Ходила такая загадка: «Чем Московский зоопарк отличается от нашей школы? Тем, что в зоопарке нет Чебурашки, а у нас есть». Чебурашкой был завхоз Алексей Алексеич, плотный коренастый лысоватый мужичок.
Двойные имена-отчества у нас тоже были популярны, даже тогда, когда это еще не было трендом. Вдобавок к Алексею Алексеичу были также Василий Васильевич, Виталий Витальевич и Николай Николаевич. А вот Владимира Владимировича не было, ну и слава Богу.
А к чему я это все вспомнил? Через без малого четыре десятка лет мне снова довелось попасть в телевизор. На фестивале «Рыцари Иерусалима» мы с Мишкой и его другом чем-то привлекли внимание журналистки RTVi и она взяла у нас миниинтервью. На этот раз времени подготовиться у меня не было, так что нес я, по-моему, какую-то чушь, хорошо, что из этого оставили секунд 15. Это примерно на 5:30. А примерно через минуту Мишка и Рон проводят показательный бой на мечах. На самом деле, я вообще забыл об этой съемке, разумеется, пропустил день эфира и вспомнил об этом только дня три назад. Хорошо, что теперь есть интернет-архивы!
https://rtvi.com/progulki-po-izrailyu/rytsarskiy-turnir-v-ierusalime-i-zhizn-rossiyskogo-aktera-v-izrailskom-teatre/

Tags:

19 comments or Leave a comment

1. До следующих праздников очень далеко
2. Начинаешь прислушиваться к прогнозу погоды
3. При выходе на улицу надеваешь закрытую обувь вместо сандалий и длинные брюки вместо шортов
4. А дома приходится сидеть не как на пляже в трусах с пальмами, а в тренировочных штанах и футболке
5. Появляется первая клубника
6. Офисный кондиционер, включенный на тепло, уже не вызывает резкого раздражения
7. Мытье машины теряет актуальность
8. Где-то на видном месте на входе в квартиру все время маячат зонтики
9. В басссейн приходится ехать не сразу в сланцах, а в кроссовках
10. В сауну заходишь не охладиться, а погреться

Нет, у нас пока зима еще не наступила!

Tags:

Leave a comment
Нет, это не о наркотиках, а совсем о другом. Стало интересно: каким образом легализоваться попаданцу? Конкретизирую: случайно заброшенному в другое время неподготовленному человеку.
О нынешнем времени вообще разговор не идет, в эпоху всебщей компьютеризации это практически невозможно (я не говорю об амазонских джунглях, конечно, а о какой-нибудь цивилизованной стране). И не о временах 19-го века и раньше, когда не было особого контроля. Например, в «Не считая собаки» герои вполне успешно легализовались в Англии викторианской эпохи, хотя в той же Англии времен 2-й мировой войны это оказалось сложнее. При этом они были профессионалами и заранее готовились.
Поговорим, скажем, об эпохе сорокалетней давности, 70-е годы, когда компьютерных баз еще не было.
Может ли наш среднестатистический современник, попав в то время, достаточно продолжительное время вести легальный образ жизни? Я не так много книг читал на эту тему, но мне кажется, что это все равно проблематично.
Из примеров. Есть такая книга «Спасти СССР». (Так себе книжка, но я не о ее литературных достоинствах). Там герой просто перемещается в свое собственное тело, когда он был подростком (кстати, непонятно, куда девался исходник?). Тут все достаточно просто, никто не знает, что в теле школьника 70-х находится сознание взрослого человека 21-го века, ему и легализоваться не надо.
Или вот булычевская Алиса. Она, понятно, девочка, поэтому пристального внимания к себе не привлекает. Кроме того, обзавелась подругой с доверчивой бабушкой, которой скормила свою легенду. Ну и паспортов у детей такого возраста не было. Другое дело, что она потом начинает вести себя неосторожно, раскрывая суперспособности, и органы бы точно обратили на нее внимание, задержись она в прошлом еще на несколько месяцев. Но в целом, более-менее гладко прошло.
А вот взрослому пришлось бы труднее. Ни прописки, ни документов, то есть ни на работу не устроишься, ни квартиру не снимешь. Раскроют в два счета. И это я уж не говорю о проблемах с языком и незнании всяких бытовых деталей.
Вот, скажем, герой Кинга, «11/22/63», который отправился в 50-е годы в маленький американский городок. У него как раз была возможность немного подготовиться, были какие-то деньги, и даже подобие диплома он себе сварганил. Тем не менее все равно разоблачили, пусть и не сразу.
А вы знаете какие-то книги/фильмы, где легализация прошла успешно? Какие для этого должны быть методы?
Нет, я не для себя спрашиваю и даже не для безжжшнофейсбучного друга. Чисто теоретически :)

Tags:

6 comments or Leave a comment
Этим креслом постом мастер Гамбс заканчивает партию венских заметок, ибо сколько ж можно тянуть! Так сказать, общие впечатления и обо всем понемногу.
Но сначала о погоде. Она нас в целом порадовала: было и не жарко, и не холодно. И не дождливо. Хотя один раз мы все же попались, классически, в самый первый день. Пока добирались из аэропорта, поняли, что очень тепло, и потому пошли гулять, одетые по-летнему, я так даже ветровку вытащил из рюкзака. Ну и разумеется, по всем возможным законам, вечером начался ливень. Зонтики мы с собой вообще в Вену не брали для экономии места. В общем, мы успели забиться под какой-то козырек где-то на Грабене и ждали, когда ж этот июльский дождик кончится. В голове моей сами собой всплыли картины из прошлого, как мы попали под проливной дождь в первый день в Париже и вымокли до нитки, а Машу чуть не унесло ветром на зонтике. Впрочем, зонтиков-то у нас сейчас и не было, так что эта перспектива нам не угрожала. Ну и Маша за 13 лет стала весить не намного, но больше. Короче, все закончилось благополучно: и дождь, и наш поход. Практически вышли сухими из воды. Но на будущее стали более осторожны. Поэтому, когда в одно из следующих утр мы обнаружили, что слегка накрапывает, то тут же побежали в ближайшую Биллу и купили себе зонтики по 5 евро, с которыми потом не расставались. Стоит ли говорить о том, что дождей после практически не было?

Транспорт. Даже при том, что мы жили в центре, нам удалось попользоваться практически всеми видами транспорта: метро, автобус, поезд. Трамвай остался неохваченным, что, в общем, логично, по центру мы передвигались пешком, а на далекие расстояния трамвай не ходит. Разобраться с транспортом не составило проблем. Проездные на несколько дней мы не покупали, т.к. смотри выше. В аэропорту немного не разобрались, купив билет только на поезд до метро, а уже в метро покупали отдельно. Можно было купить один билет, задав конечный пункт назначения, вышло бы немного дешевле. Проезд довольно дорогой, 2.4 евро. Один раз мы купили суточные билеты, когда поехали в лес с пересадкой, т.е. 4 поездки минимум. Мы этим билетом еще и на следующее утро воспользовались до ж/д вокзала, так что он вполне окупился. Контролера встретили только один раз, когда ехали на поезде в Мельк (или на обратном пути из Кремса, не помню). Но мы все равно честно билеты компостировали!

Жилье. Маша нашла очень симпатичную квартиру около Нашмаркта. Просторная: три комнаты, диван в салоне, кровати в спальнях, кухня, ванная, стиралка, все новое и чистое. Девушка – представитель арендодателя нас встретила, все показала и рассказала. Прислали нам список мест, где поесть поблизости, мы даже им пару раз воспользовались. В качестве дополнительных плюшек была кофейная машина, как пользоваться которой я так и не смог разобраться, и, что гораздо важнее, - переносной модем для вайфая. Так что мы в прогулках по Вене пользовались халявным интернетом, пока этот модем не разряжался. Разительный прогресс по сравнению с 2011 годом, когда с нас в венской гостинице требовали посуточную плату за пользование их вайфаем. (Но тамошние жмоты даже потребовали оплатить телефонный звонок, когда мы с телефона портье такси вызывали, так что, возможно, это не показатель). Так что рекомендую, Michael & Friends или что-то в этом роде.

Free tour по Вене. Решили взять в первое утро. Просто, чтобы освежить в памяти все места. Он бесплатный, в конце на собственное усмотрение можно дать чаевые, мы дали по 10 евро. Тетка много поводила и порассказывала. Почему-то мне показалось, что она делала упор на еврейской теме, на роли евреев в венской истории (действительно вполне значимой), показала памятник жертвам Холокоста, старую синагогу. Извинилась за то, что Гитлер был австрийцем, мол, он, конечно, наш сукин сын, но мы его своим не считаем. Вроде из всей группы под таргет-аудиторию только я подходил, а может, тетенька сама из «наших».

Природа. Одной из самых запомнившихся прогулок по Вене стала поездка в Венский лес. Собственно, хотя формально это еще город, но фактически это уже пригород. Туда пришлось добираться с пересадкой, сначала на метро, потом на автобусе. Поехали втроем, я, Маша и Егор. Эх, отлично погуляли! Деревья зеленеют, листья шуршат, птички поют, стрекозки летают, в общем, все заняты своим делом. Я предполагал от автобусной остановки дойти до некоей обзорной площадки, находящейся на башне. До этой смотровой башни мы дошли, по узким тропинкам и склонам-подъемам. Но оказалось, что она выполняла свои функции давным-давно, а сейчас заколочена и подняться на нее не представляется возможности. Мои спутники про себя, наверное, чертыхнулись, куда я их завел, но поскольку были воспитанные... и далее по тексту про Кролика. Но посмотреть на Вену с высоты-то хотелось. Поэтому мы решили топать до следующей остановки нашего автобуса, где таковая площадка точно имелась. Ну и дошли, конечно, чего бы не подышать свежим воздухом. Вообще, как я уже писал где-то, для меня походы на природу – это важнейшая часть европейских поездок. У нас-то такой природы нет! Даров природы, правда, попалось немного: пара земляничек и немного дикой малины. Но воздух-то, воздух на месте! И безлюдье, почти никого не встретили на протяжении всего маршрута, а протопали мы километров 7, наверное. Нагуляли, короче, аппетит, вернулись, закусили венскими шницелями и непременным пивом.

В общем, какое-то подобие природы есть и в центре Вены – большой городской парк. Правда, толком по нему погулять не удалось, то времени не было, то мокро после дождика. Но пару раз через него я прошел, успел увидеть каштаны колючие. Надо же, никогда в Европе их не замечал, а в последнее время каждый год, то в Париже, то в Вене.

Архитектура. Вена все же больше, чем живой природой, известна своей природой неживой, то есть всякими строениями. Мне, признаться, все эти помпезные сооружения не очень интересны. Но один венский архитектор стоит, так сказать, особняком (каламбур-с). И это, конечно же, Хундертвассер. На этот раз помимо того самого знаменитого дома, виденного в прошлую поездку, нам удалось посмотреть и другие его творения, правда, только снаружи: музей (не успели до закрытия) и завод по переработке мусора. Все оригинально и прикольно, хотя дому, на мой взгляд, уступает.
Из классики не смогли себе отказать в посещении собора Святого Стефана с пешим подъемом на его Южную башню, разумеется, 343 ступеньки. Ну и часы, которые напоминают пражские на Староместской, но с набором деятелей из австрийской истории, начиная с Марка Аврелия, якобы основавшего Вену, и заканчивая Гайдном.

В общем, подвожу итог. После первой поездки в Вену я решил, что вряд ли сюда вернусь, на так уж и зацепил меня этот город. Возвращение состоялось только благодаря Знатокиаде в Брно. Но сейчас я могу сказать, что оно, это возвращение, было очень удачным. В Вене всегда есть что делать. И даже сейчас, когда практически все гештальты уже закрыты, я не исключаю возможности, что снова посещу этот прекрасный город и снова не буду скучать. Так что я не говорю «прощай», а говорю «ауфвидерзеен, Вена!» И благодарю за внимание!

Фото здесь: https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157686420713809&type=3

Tags:

8 comments or Leave a comment
Вена упорно не хочет ложиться на бумагу. По итогам первой поездки туда собственно о Вене я смог написать только один пост, дальше не пошло. Вот и сейчас охватил Брно и круиз по Дунаю, а Вена по-прежнему в черновиках. Но надо ж когда-то!
Как и любая уважающая себя мало-мальски крупная столица империи (кроме разве что центральноафриканской Банги, но та людоедская империя всего-то неполных три года просуществовала), Вена по самое не хочу наполнена музеями, самых разных жанров и тематик. Кстати, раз уж я о Бокассе вспомнил. Сейчас только прочитал. Знаете, почему пала его империя? Нет, не потому что он сконцентрировал в своих руках неограниченную власть, тоже мне, было б чего удивительного. И не потому, что развалил национальную экономику, по сути там нечего и разваливать было. И не потому, что устроил массовые репрессии, в прямом смысле глотая своих политических противников. Последней соломинкой стал указ, согласно которому все дети обязаны были приходить в школу в специальной форме! Да-да, как в СССР, помните? Только центральноафриканцам покупка формы была совсем не по карману. Начались волнения, бунты, их подавление, в общем, в конце концов пришел лесник в лице французских десантников и всех разогнал. Школьная форма! Безусловно в моем рейтинге самых необычных причин революций эта займет первое место, оттеснив бельгийскую, начавшуюся после спектакля. Ну и первое сентября – это самый подходящий день для этого рассказа.
Это было лирическое отступление, но вернемся к нашим баранам, то бишь музеям. Вообще-то я к музеям как-то не очень. По крайней мере, к классическим. Но быть в Вене и не побывать в музеях невозможно. Особенно, если учесть, что ко всяким дворцам я еще более равнодушен, а шоппинг просто ненавижу. Тем более, что всегда ж можно найти что-то оригинальное.
Первой такой находкой стал музей иллюзий, куда мы пошли в первый же вечер. У него есть несколько плюсов: центральное расположение и небольшие размеры. Последнее также является и минусом. Но он очень милый, со всякими штучками и приколами. Час-полтора вполне можно провести.
Куда более серьезны два музея, находящиеся на одной площади: Музей истории искусств и Музей естественной истории, которые тоже были запланированы мной для посещения.
В первом из них мы с Машей уже были 8 лет назад, но тогда я успел посмотреть далеко не все, сделав упор на исторической части, а картины проглядев наспех. На этот раз решил начать с искусства. К художественным произведениям я, как известно, практически равнодушен. Не цепляют они меня. Но вот Брейгелю все-таки уделил внимание. Люблю, когда на картинах много всяких маленьких фигурок Это я про «Детские игры», которые совсем не детские. Ну и вообще классный мужик был Брейгель, хорошо людей не любил, одобряю.
Короче, обошел все эти картинные залы, отдал должное и натюрмортам Снейдерса, и знакомым по почтовым маркам толстушкам Рубенса, и всем остальным. Вот Арчимбольдо еще молодец, с фантазией, жалко, что там всего четыре картины его висят.
Надолго застрял. Маша от меня давно откололась, пробежала все залы и пошла в Вену по своим делам. А я все же пошел и в историческую часть, поздороваться с египетским бегемотиком, проверить, как он там. За восемь лет, прошедших с нашей предыдущей встречи, он не изменился. Подозреваю, что он и за последние три тысячи лет не особо менялся. Мумии с саркофагами тоже на месте, и римские сменные головы, так что можно было уходить спокойно. Ревизия проведена.
Следующим пунктом моего назначения был Музей Естественной истории, незакрытый с прошлой поездки гештальт. В общем-то, он мог бы вполне оставаться и незакрытым, но в этом же надо было убедиться!
Музей больше предназначен для детей. Очень впечатлила коллекция минералов, если их внимательно рассматривать, то можно зависнуть на несколько часов, но я проскакал быстро, уделяя внимание лишь самым большим и блестящим экспонатам.
Древнеисторическая часть тоже хороша, со всякими ископаемыми окаменелостями и реставрациями. А вот чучела животных современных меня огорчили. Все-таки на зверушек я предпочитаю смотреть на живых, в зоопарках, если уж не получается на воле. А тут... Жалко мне их. И почему не представлены чучела еще одного вида, широко распространенного на Земле? По залу ходили весьма представительные самцы и самки хомо сапиенс, да еще и с татуировками, они бы заняли достойное место в этой коллекции.
В качестве аттракции музей предлагает смоделировать твою внешность а-ля древний человек. Садишься перед фотоаппаратом, снимаешься, выбираешь, кем хочешь быть из древних (неандерталец, австралопитек и т.д.) и получаешь фото, которое могут выслать на мейл. Все совершенно бесплатно! Так я стал неандертальцем.
В предпоследний день, когда основная программа уже была выполнена, мы заглянули на выставку бабочек. Тоже можно назвать музеем. Причем бабочки там были вполне живые, а не засушенные. В общем, примерно как в нашей «Утопии», только бабочек побольше. На час развлечения хватит, если начать гоняться за бабочками в попытках их на себя посадить. На меня одна села, но ненадолго. На Машу они садиться наотрез отказались. А вот к какому-то мужику одна прямо так и прилипла, вообще не хотела с него слетать, сладкий какой И почему-то вокруг нас звучала преимущественно русская и ивритская речь, как нигде больше в Вене.
Ну и вишенкой на торте стало посещение Альбертины, все же не обошлось без еще одного художественного музея. Правда, это не совсем музей, скорее, выставочный зал, названный так в честь принцессы Кристины и ее мужа Альберта, по принципу слова-бумажника или, как пошутила наша гид, как Бранжелина, которая Питт+Джоли. На каждом этаже Альбертины была какая-то своя выставка. Заманивали народ картинами Моне и Пикассо. Пикассо там действительно было несколько картин, а Моне висела всего одна. Зато какая! Одни из его многочисленных кувшинок. И на этот раз я попал. Никак от нее оторваться не мог. Ну как он умудряется достичь такого 3D эффекта? Ума не приложу.
В общем, одна из экспозиций была посвящена искусству 19-20 века (от Моне до Пикассо), разных направлений, по несколько картин на каждое. Тут и упомянутые выше оба, и Кандинский, и Шагал, и Сезанн, и еще куча других. В общем, самое то, чтобы составить общее представление, как раз для меня. И этот этаж был самым интересным.
На другом была выставка фотографий 19-го века, тоже прикольно, конечно, но на любителя. Еще на одном этаже сохранили дворцовую обстановку, такой мини-Шенбрунн, гораздо скромнее, конечно. Зато там проводятся свадьбы! Когда мы там проходили, как раз шла подготовка. Наверное, классно провести свадьбу в настоящем дворце, пусть не королевском, но хоть принцессином.
А вот еще два зала несколько удивили. Один из них был заполнен работами одного художника, Шона Скалли (Sean Scully). Я потом про него в интернете прочитал, оказалось, довольно известный в каких-то кругах. Экспозиция состоит из двух десятков картин, изображающих один единственный сюжет: маленького сына художника, играющего в песочек на пляже. Ну то есть я этого художника могу понять: ему за 60 уже было, молодая жена, сын маленький, поехали отдыхать на какой-то остров в Карибском море, кайфово ему было, вот он и решил остановить мгновение, так сказать. Но 23 картины с одним и тем же! Богатая фантазия у чувака, ничего не скажешь.
Но это все милота и мимими по сравнению с подвальной экспозицией. Там собраны работы какого-то современного художника-акциониста по имени Ницш (Nitsch), не путать с Ницше, хотя можно и спутать, оба сумасшедшие. Вот это лютый пипец, я вам скажу. Видимо, я ничего не понимаю в современном искусстве. Творил этот художник так: брал ведро краски, а еще лучше два, и со всей дури выплескивал на всю стену. Иногда на футболки каких-то супергигантских размеров. И вот этим добром увешаны стены. Причем он подходил к делу творчески. На один зал у него использовалась исключительно желтая краска, на другой – красная, на третий – зеленая. Черный зал меня вобще загнал в глубочайшую тоску, может, это и была цель? Но если бы он только ограничился разбазариванием краски! Нет, он же акционист, туды его в качель! В одном из залов показывали фильм с его акцией. Слабонервным лучше дальше не читать. Животному (кажется корове) разрезали туловище, доставали сердце и кровью обливали участников акции. Меня чуть не вырвало там. Вот так и становятся вегетарианцами, пожалуй. Нет, я не стал, я просто очень быстро оттуда свалил и отправился снова на второй этаж, полюбоваться Кувшинками, чтобы успокоиться. Реально больная психика у человека, но нафига ж это всем демонстрировать? Хотя, опять же, Вена, Фрейд и все такое, где ж еще? Меня, честно говоря, на таких выставках удивляют не сами экспонаты, ну одному то ли ненормальному, то ли троллю позволительно быть, а их посетители, которые ходят тут с серьезными лицами, останавливаются подолгу, чего-то изучают. Может, это все представители фирм, производящих краску? Или работники психоневрологических диспансеров? И тем, и другим там действительно есть, над чем подумать.
Так что искусства в Вене нам избежать не удалось, хорошего и разного. Главное, всего в меру!
Фото:
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157561399453809&type=3&hc_location=ufi
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157556799208809&type=3&hc_location=ufi
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795178809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARCZLJ_KUNpRjhvU-2g5KiFckfYndNd3sYZjlvVCrjE4_7Bh2k6k8EfDvKzKFp7U3clE8p_2J38wG59u
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795178809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARCZLJ_KUNpRjhvU-2g5KiFckfYndNd3sYZjlvVCrjE4_7Bh2k6k8EfDvKzKFp7U3clE8p_2J38wG59u
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473794973809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARAtYfo5yqRaRMDFaiVLune_8qKMnATNSOhNvPgmdCgKaxgfA4u9RPtQMnUBdpgAi2r6TCnEsO3TprOO
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795053809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARDRnJIS45o_gr_aO7tIBi4dzO0olF4RWtyFS5rS54jySN8q4TLjfnFOkP3wwuPqG-vUwWXciWDtPzdr

Tags:

1 comment or Leave a comment
Как полезно знать языки, Дунайская Александрия и что общего между Ричардом Львиное Сердце и Гитлером

Один из дней нашего пребывания в Вене мы решили сделать выездным. Сначала рассматривали опцию Зальцбурга, но изучив вопрос подробнее, я решил, что жалко тратить 5 часов на дорогу, да и сам город мне показался заслуживающим более длительного знакомства, хотя бы 2-3 дня.
Решение нашлось само. В каждом крупном городе я стараюсь совершить путешествие по реке/водоему, на которой он стоит, если, конечно, таковой водоем заслуживает внимания. Ну там, Темза, Сена, Влтава, каналы Амстердама и т.п. А вот Дунай в Вене в прошлый раз оказался неохваченным. Внутри города по нему плавать неинтересно. Можно проплыть до Братиславы, но там мы уже были. И Маша нашла другой вариант, более интересный, пусть не в пределах Вены, но зато с посещением нескольких других городов. Это такой комбинированный маршрут поезд-корабль-поезд, включающий круиз по долине Вахау. Билеты на него продаются тоже комплектом. В общем, день мы решили посвятить этому. К нашей маленькой компании присоединился и Егор, с которым мы накануне сайгачили по Вене и окрестным лесам.
Сначала поезд, о котором сказать особо нечего. Кроме того, что там был вайфай, ну и чистота в вагонах. Первым пунктом нашего назначения был городок Мельк.
Я, как известно, быдло бескультурное, хотя и не имел чести играть в одноименной команде. Поэтому «Имя розы» я смог прочитать только с третьего раза. Но все-таки прочитал. И поэтому название Мельк мне показалось чем-то смутно знакомым именно по этой книге. Ну а после прочтения Вики мои сомнения подтвердились. Во-первых, главный герой Адсон, от лица которого ведется повествование, - монах из Мелькского монастыря. А во-вторых, аббатство это славилось своей огромной библиотекой, которая и послужила прототипом описываемой в романе. И так же, как в романе, она сгорела, не знаю уж, по какой причине. Правда произошло это лет за сто до событий, описываемых Эко. Так что книгу я дочитал очень вовремя, буквально с год назад.
Мельк сам по себе приятный небольшой городок. Его «фишкой» являются абрикосы, это чуть ли не абрикосная столица Австрии. Поэтому на каждом углу продаются конфитюры и абрикосовые ликеры и настойки местного производства, довольно вкусные. Но покупать мы не стали, так как не могли большую бутылку с собой в самолет взять, а маленькие покупать – это несерьезно.
Но главной нашей целью было бенедиктинское аббатство. История у него, если вкратце, такая.
Как-то один ирландец по имени Коломан (может, он, конечно, не ирландец, а еврей Колман или русский Коля, но об этом история умалчивает) решил совершить путешествие на Святую Землю, то есть в наши края. Время тогда было дикое и средневековое и лоукостов еще не было. Поэтому пришлось бедному Коломану топать пешком, даже при том, что происхождения он был знатного, чуть ли не сын правителя. Автостопов ведь тогда тоже еще не было. Короче, дошагал он до долины Дуная (нет, точно не еврей, стал бы он столько ходить на своих двоих), а тут – сюрприз! сюрприз! – идет война. Между поляками и местными. Коломан как-то некстати одной из сторон попался. А поскольку ни на одном из местных языков он был ни бумбум, а гугл-транслейта тогда тоже еще не было, то он не смог внятно объяснить товарищам, что же он делает в расположении действующей армии и в районе секретных объектов, как-то походная кухня, нужник и кибитка полковой маркитантки. После чего был принят за чешского шпиона (ну а кто еще: по-немецки нихт ферштеен, по-польски не розумем, значит, чех!) и по законам военного времени был приговорен к высшей мере. Ну мрачное средневековье, 11-й век, «палочки», что с них возьмешь. В общем, вздернули беднягу Коломана на бузине меж двух разбойников, как Вики утверждает. Потому что когда все учили языки, этот поц учил Священное писание.
Но это все была суровая реальность, а чудеса начались позже. Тело этого самого Коломана полтора года не разлагалось (у меня есть версия, почему так произошло, учитывая его ирландское происхождение. Или тогда виски в Ирландии еще не гнали?).
- Вундер? - спросили сами себя местные жители по-немецки.
- Чудо! – ответили они сами себе, потому что больше ответить им по-немецки было некому.
Ну и прибрали эти останки, чтоб добро не пропало, и разместили их в свежепостроенной усыпальнице местных герцогов Бабенбергов, которые в отличие от Коломана разлагались во всех смыслах. А Коломану посмертно присвоили звание святого и определили на должность покровителя путешественников и повешенных. Лучше бы, конечно, учителей иностранного языка, но меня тогда рядом не было, чтобы посоветовать.
В общем, вокруг этого самого коломанохранилища стали как мухи на ... ну пусть будет варенье, абрикосовое, собираться монахи, организовали там монастырь, аббатство и, самое главное, библиотеку. Потом, правда, эта библиотека сгорела из-за несоблюдения мер противопожарной безопасности (багры пропили, а песок не завезли), но ее восстановили, и она до сих пор функционирует! Фотографировать ее, правда, запрещено, но я изловчился щелкнуть. Красивые полочки и тома внушают, если, конечно, это не муляжи.
Впрочем, еще до посещения библиотеки и собственно здания аббатства мы погуляли по местному парку. Он не очень большой, но разнообразный. Где-то в траве прячутся какие-то фантастические твари: эльфозаяц, слонопотам, черепаха-спринтер, шумелка-мышь и прочая живность, сбежавшая с картин Босха. Где-то в среди деревьев можно наткнуться на пагоду, где-то на старый пруд. Порядок в парке охраняет настоящая змея, которую мы встретили на дорожке. Видимо, она ползла на встречу со своим тотемом, стоящим неподалеку. Где-то разбит небольшой огородик со всякими лекарственными растениями (вроде у Эко тоже такое было) и даже земляникой, угостился парой ягодок. В общем, бохато жили монахи-бенедиктинцы!
Ну а мы поспешили вниз, к Дунаю, где должны были пересесть на белый пароход, который понесет нас по величественным водам великой европейской реки, протекающей по территории 10 государств, в том числе через четыре столицы. Так, это были 15 секунд пафоса и географии, и мы возвращаемся в наш обычный режим.
Оказалось, что до прибытия нашего корабля у нас еще есть время, и мы, перейдя на другой берег (честно говоря не уверен,что Дуная, скорее всего, его протоки), отправились гулять по лесу по системе «полчаса туда – полчаса обратно». В пути были встречены небольшой замок, притулившийся на булыжнике, очень фотогеничная, но совершенно безвкусная земляника и очень большая группа австрийцев золотого возраста, то ли дом престарелых на прогулку вывезли, то ли еще что. При этом пенсионеры очень бодрым шагом обогнали нас и углубились в лес, распевая тирольские песни. Ну а мы вернулись к причалу, загрузились на корабль и начали неспешное плавание, в дороге любуясь на окружающие виды и проплывающие мимо аналогичные посудины.
Ленивая обстановка на кораблике сама по себе располагала к выпивке, тем более, что какое-то подобие навеса на палубе было только над районом кафе. К сожалению, ассортимент разливного пива там был, мягко говоря, скромен. Когда я переспросил официантку: «А что, у вас из разливного только Хайнекен?», та в лучших традициях советского общепита сказала всем своим видом: «Вас много, а я одна! Пейте, что дают!» Пришлось дегустировать австрийский Хайнекен, разница с израильским, прямо скажем, небольшая, но хотя бы холодное.
Путь наш был не очень долог, и следующим пунктом назначения был городок Дурнштайн («дурной камень» что ли?). При прогулке по этому населенному пункту почему-то вспомнилось стихотворение Бродского «Осенний вечер в скромном городке», там где
И если б здесь не делали детей,
То пастор бы крестил автомобили.
Дурнштейн этот насчитывает около 1000 душ и примерно одну улицу с несколькими переулками, но при этом очень такой симпатичный и аутентичный. В узких кругах он широко известен тремя вещами: монастырем августинцев, местом заключения венценосной жертвы рэкета все тех же герцогов Бабенбергов – Ричарда Львиное Сердце и тем, что когда-то этот населенный пункт так полюбился Гитлеру, что тот хотел его выкупить в личную собственность.
Насчет широкой известности августинцев это я, конечно, загнул, про них простому туристу неведомо. Гитлером хвастаться несколько не комильфо, так что остается только бедолага Ричард.
Как известно, попался он по дороге домой из Святой земли, где в составе ограниченного контингента миротворцев из стран НАТО пытался натворить мира. Видать, долина Дуная не очень гостеприимна к уроженцам Британских островов. Но поскольку языками, в отличие от Коломана, владел, да и деньжата у него водились, то был заточен местным властителем в замок в ожидании выкупа.
По большому счету, местные жители по-прежнему, через 800 лет, выдаивают из Ричарда деньги, пусть не из него самого, но путем всяческой эксплуатации этой давней истории. На каждом углу портреты короля, его сподвижников и врагов. Особой популярностью пользуется паж и придворный музыкант короля Блондель, который, по легенде, нашел место его заключения, наигрывая на арфе любимую мелодию Ричарда. Тот, не в силах слышать фальшивые звуки, схватил арфу и заиграл то же самое. После чего не выдержал уже герцог Бабенберг и выгнал обоих взашей без выкупа. Это была моя версия легенды, если чо. На самом деле, все прошло по понятиям: пацаны подогнали бабла, и терпилу отпустили.
Именем Ричарда названа одна из городских гостиниц. Нет, не та, где он томился, поновее. Руины же того замка, где Львиное Сердце мотал срок, расположены где-то высоко-высоко на утесе. Мы, когда подплывали к Дурнштайну, с корабля увидели эти руины и тут же сказали себе: «Нет, ну туда мы точно не полезем, уж слишком высоко». Но глаза, как известно, боятся, а дурная голова ногам покою не дает. В общем, мы, конечно же, полезли и долезли, поднявшись на высоту 300 м над уровнем моря по вырубленным в скале ступенькам (на самом деле, это было проще, чем подъемы в венском лесу накануне, хоть и повыше). Полюбовались с высоты (шикарный вид, как говорил Мишка Япончик), и чего этому Ричарду еще надо было? Сидел бы, да рассматривал, чай, голодом не морили. Ну а потом спустились, прогулялись по местному бродвею и снова на корабль, причем тот же, на котором мы сюда приплыли: он успел смотаться до конечной и вернуться обратно за время нашего восхождения.
Последним пунктом нашей поездки был город Кремс. Он не такой маленький, как предыдущие, и понравился нам меньше. Во-первых, конечно, подустали после скачек по горам. Во-вторых, есть там старый город, но это, по существу всего одна улица. К тому же на этой улице почти все уже было закрыто (около 7 вечера). Так что ни поесть, ни пива попить у нас там не получилось. Да и на поезд опаздывать не хотелось. Так, наскоро полюбовались всякими домиками, которые не сильно отличались от увиденных в течение дня, подошли к какой-то церкви, ну и отправились восвояси, к себе в Вену. Так что поездка получилась очень насыщенной и познавательной, чего и вам желаю!

Фотографии:
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157489426173809&type=3
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157491671728809&type=3

Tags:

7 comments or Leave a comment

   Собственно, главной причиной и основным пунктом назначения нашей поездки была не Вена, а этот относительно небольшой (хотя и второй по величине в стране) чешский город, а точнее, мероприятие, которое в нем проводилось – Знатокиада или международный фестиваль по Что?Где?Когда? Я не буду тут подробно описывать, что это такое, тем более, что большинство моих читателей знают это не хуже меня. Скажу лишь, что с тех пор, как Знатокиада покинула пределы своей исторической родины – Израиля, мне на ней побывать не доводилось (израильские ни одной не пропустил). Но тут сложилось сразу несколько обстоятельств. Во-первых, моя любимая Чехия. Во-вторых, добираться в центральную Европу значительно быстрее и дешевле, чем в страны бывшего СССР, где проводили предыдущие Знатокиады. Ну и самое главное – мы наконец-то собрались выехать своей командой, и такой момент упускать было грех. А то все легионерить за границей приходилось. Так что оставалось только понять, как лучше добраться до этого самого Брно. Собственно, приемлемых вариантов было всего два: через Прагу и через Вену (сейчас должна быть избитая шутка, что через вену можно попасть куда угодно). Мы посовещались с Машей и решили, что в Праге мы оба были не по одному разу, причем совсем недавно (я, даст Бог, и еще не раз собираюсь там побывать), а в Вене были однажды, 8 лет назад, и Маша сказала, что мало что помнит с той поездки. Да еще и билеты через Вену оказались чуть дешевле. Так что выбор был сделан. Но о Вене потом.
     Как же мы все-таки попали в Брно? Да самым обычным способом, на автобусе. Венский автовокзал Эдберг, кстати, произвел самое удручающее впечатление. Мне он напомнил автовокзал в Тверии в 2000-м году (сейчас его, говорят, перестроили). Ни помещения, ни нормального туалета, ни табло я не заметил. Даже сидеть там толком негде. И это один из центральных автовокзалов Европы! По крайней мере, географически. Даже пражский Флоренц выглядит приличнее, хотя и вызывает воспоминания о
Back in USSR. В общем, мы с радостью этот автовокзал покинули. Автобус тоже оказался так себе, разве что с туалетом. Это вот на пути из Брно в Венский аэропорт автобус был и с индивидуальными экранами, и с вайфаем.
    В пути мы успели где-то постоять в пробке, уже в Чехии, но в целом доехали без приключений, разве что немного опоздали. Потом проделали небольшой квест в поисках обменника и киоска по продаже автобусных билетов (ну и самого автобуса до гостиницы). В общем, добрались, устроились, все как положено. Гостиница, кстати, оказалась очень недурственной, Пожалуй, единственная претензия была к ванной комнате: отсутствовала шторка и держалка для душа находилась на уровне плеч. Подозреваю, что эти вещи как-то взаимосвязаны, по крайней мере, следствие у них было одно: приходилось мыться сидя. По комментариям потом я увидел, что мы были не одиноки с этими проблемами. Но все остальное было в норме: и постель, и мыла/шампуни, и кровати удобные, и чистота, а уж завтрак так вообще шикарный, так и не удалось попробовать все, что они там давали.  
    Потом я до поздней ночи играл Кубок дружбы и Ржевского, причем третий тур последнего скорее делал вид, что играл. Но описание чгкшных игрищ не является целью этого поста.
     А наутро нас ждала экскурсия. Надо быть, конечно, несколько того-сь, чтобы после четырех часов сна вставать в 7 утра и куда-то ехать. (Ох, как икается той нашей спутнице по поездке в Италию 15-летней давности, которая как-то в сердцах высказалась: «Чтобы нас, да за наши же деньги так гоняли!» Все время ее вспоминаю в таких ситуациях.) Но я справедливо рассудил, что отоспаться можно и в Израиле, а карстовая пещера и пропасть сами себя не посмотрят. Маша меня поддержала. Так что силой воли мы заставили себя подняться, я даже позавтракать умудрился, ну и вперед. Об этом решении мы нисколько не пожалели.
     Экскурсия была сразу в несколько мест: карстовая пещера, пропасть, подземная речка и просто лес. А все это вместе называется Моравский крас. Причем крас – это не от «красиво», а от «карст». Хотя и красиво тоже. Поскольку среди моих френдов минимум четверо (включая дочку) были в той же поездке, то сильно приврать мне не получится. Но если мне все же это где-то удалось, то не стесняйтесь, поправляйте. Дедушка старенький, знаете, где альцгеймер, где мюнхаузен, где просто склероз, в общем, кругом немцы.
     Ну натурально, что можно рассказать словами о сталактитовых пещерах? Это как раз тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз Рабинович напел. Пещер, насколько я понял, мы посетили две. Сначала была пещера Пунквы, названная в честь одноименной реки. Она по уши набита всякими сталактитами, сталагмитами и прочими стала-. Пещера очень большая, куда больше нашего Сорека, хотя словенским ямам наверняка уступает, но я в Словении не был. Забавно, что композиция из стремящихся навстречу друг другу сталактита и сталагмита, между которыми осталось пару сантиметров, называется точно так же как аналогичная в Сореке. Догадаетесь как? Правильно, Ромео и Джульетта. Не знаю уж, кто из них сверху и кто снизу. И не знаю, кто первым его придумал, чехи или израильтяне, подозреваю, что это оригинальнейшее название носится в воздухе и приходит креативщикам в головы независимо.
     А по подземной части этой самой речки Пунквы мы сплавились на лодочках. Больше всего мне этот маршрут напомнил аттракцион в Евродиснейленде «Пираты Карибского моря». Только без звуковых эффектов. Но все равно я ждал, что где-нибудь за углом на нас пират прыгнет. Или череп свесится. Надо бы подать организаторам идею, чтоб экшн был. Еще, поскольку река подземная, то я ждал, что мы заблудимся и она выведет нас в Страну подземных королей. Но увы, королей в этой части Европы уже не осталось, рудокопы вступили в профсоюз, а цвета радуги используются теперь для совсем другого сообщества. Так что мы благополучно завершили свой недлинный маршрут и вскоре оказались в другой пещере, названной в честь некой Катержины. Эта самая Катержина, а попросту, Катька, пошла искать свою заблудившуюся овечку, да так и не нашла (еще бы, в таких-то лабиринтах! А
GPS, наверняка, через толщу пород не ловится). Так и осталась в этой пещере. Меня тут же заинтересовал вопрос, вернулась ли овечка, но на этот вопрос ответа у нашего гида не было.
    Вообще все истории, связанные с этой местностью, какие-то печальные. Взять хотя бы пропасть Мацоха, она же Мачеха. Некая злая мачеха сначала столкнула в пропасть своего пасынка, а потом, в порыве раскаяния, спрыгнула и сама. В общем, все они умерли. Полюбовались мы пропастью со смотровой площадки, куда поднялись на фуникулере, а потом вместо того, чтобы на нем же спуститься, группа товарищей, включая и нас, решила пойти пешком, там недалеко, километра три, тем более, что вниз. Прогулка по лесу – это то, от чего я никогда не откажусь, и это было здорово! Свежий воздух, настоящий лес, ну и все такое прочее. Неплохая зарядка перед основным турниром ЧГК.
     Недосып, правда, сказался позже, когда после двух туров музыкалки, где-то во втором часу ночи, команда моя разбежалась, а у меня уже не осталось сил примкнуть к кому-то еще. Об этом я очень жалею, но что поделать, чем-то приходится жертвовать.
     На следующее утро опять выдалось несколько свободных часов, и мы с Машей отправились вдвоем изучать Брно. При всем уважении к этому городу, мне показалось, что нескольких часов на него вполне достаточно. Ну максимум день, если заходить во все музеи. Мы никуда не заходили, но все основные достопримечательности вроде обошли. Хотя Брно сам по себе крупный город, второй по величине в Чехии, но, в отличие от Праги, старый город расположен компактно.
     Начали мы с Петропавловского собора, ну то есть собора Петра и Павла. Он похож на подобные сооружения в других городах, той же Вене или Праге, только поменьше. С него обзор хороший. Хотя с града Шпилберк, куда мы забрались в самом конце, обзор еще лучше.

Из интересного можно отметить еще статую рыцаря (точнее, маркграфа Моравии с неприличным именем Йобст) на коне с непропорционально длинными ногами. Это не конь, а кобыла вообще-то, но в коня она превращается, если сфотографировать ее снизу специальным образом. Этот ракурс мне подсказали находившиеся рядом немецкие чгкшники, знатоков вообще на улицах Брно попадалось много.
     Из этой же серии для знатоков и часы, выполненные в виде черного предмета фаллической формы, очень напоминающий лондонский небоскреб-огурец Мэри-Экс, только значительно меньших размеров.
     А для неозабоченных рядом находится интересный фонтан, который каплями воды строит картинки и тексты, что-то вроде лазерного изображения, но водой. Я таких нигде не видел.

    Короче, погулять по Брно интересно, но чего-то особенного, своеобразного, как в Праге или в том же Крумлове, я там не заметил. Может, плохо искал.
     Кстати, несмотря на компактность, мы там пользовались общественным транспортом, просто чтобы сократить время пути до/из гостиницы, которая расположена в нескольких остановках от центра. Так что мы поездили на всех возможных вариантах: автобус, трамвай и троллейбус. Метро в Брно нет. Трамвайчики там такие же, как в Праге, родные чешские. Интересно, что там сохранились и троллейбусы! Их, как правило, в Европе нет. В той же Праге я их не помню. Хотя сейчас прочитал в Вики, что одну линию пражского троллейбуса таки реанимировали два года назад после 45-летнего отсутствия. Но ходит он где-то совсем не в центре, так что в прошлом году я его не видел.

   В общем, думаю, что если я и поеду еще раз в Брно, то только ради какого-нибудь мероприятия, ну и по окрестностям погулять. Но эта поездка получилась познавательной.

Ссылки на фотографии:

https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157474809048809&type=3

https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157477136398809&type=3

Tags: ,

7 comments or Leave a comment
Отчет о поездке я решил начать со жратвы. Во-первых, надо же с чего-то начинать. Во-вторых, форма дневника мне несколько надоела, хотя не исключено, что я к ней все равно скачусь. Ну а в третьих, еда – это немаловажная часть поездки, кушать хотят все, и гурмАны, и гУрманы, так что, возможно, этот пост будет кому-то полезен, как мне пригодились советы других.
Итак, диспозиция. Мы поехали вдвоем с дочкой, но постоянно контактировали с кем-то, в основном, конечно, с чгкшниками. В плане еды я вообще неприхотлив, мне из всей еды главное – хорошее пиво. А Маша – веган и пива не пьет. Поэтому мы, как правило, разделялись во время трапез.
Хотя первый раз мы поели вместе. Пошли в китайский ресторан, рекомендованный нам хозяевами апартаментов. Вот этот: RAMIEN in the gumpendorferstrasse 9. По словам рекомендовавших, там лучшие супы в городе, а самое главное – в 5 минутах ходьбы от нашей квартиры. Пива там, правда, не было, но супчик действительно был хорош, не рамен, а что-то очень похожее по названию, и с той же концепцией: лапша с мясом и овощами.
По рекомендации тех же хозяев мы еще потом перекусили в Café ANZENGRUBER на Schleifmühlgasse, там вкусные венские шницели и все такое, и конечно же, пиво.
Собственно, все остальные заведения я подыскивал именно по наличию пива, желательно собственного производства.
7 Stern – очень известный паб-пивоварня, туристическое место, тем более, что я о нем узнал от ивритоязычной коллеги по работе. Пиво там действительно классное, несколько сортов, но есть и минусы: некоторая переполненность вечером и неторопливость и ненавязчивость официантов. Ждать, чтобы к нам подошли с меню, а потом принесли по кружке пива (обычное дело до получения основной еды) нам пришлось чуть ли не полчаса, при том, что народу на тот момент было не так уж и много. Еда тоже вкусная, впрочем, невкусной еды мне в Вене вроде бы и не попадалось.
Паб 1516. Тоже очень известное место со своим пивом. Мы там были 8 лет назад, понравилось, так что я решил повторить и не разочаровался. Надеюсь, Алик с Егором тоже.
Обе эти пивоварни легко гуглятся, так что адреса я не пишу.
Centimeter II – тоже такой паб с едой, точнее, сеть, раз мы были во втором, судя по гуглу, их, как минимум, 7. Мы с Егором обратили на него внимание, когда шли в «7 звезд», поэтому через пару дней решили для разнообразия зайти и туда. Пиво там не свое, но приличное, выбор еды есть, место в целом попроще, без понтов, зато официантка обслуживала быстро. Узнав, что среди нас двоих есть полтора россиянина, сказала, что ее мама из Москвы. Мы с ней на русском, правда, говорить не пытались.
Restaurant “Purstner” Riemergasse 10. Очень милый ресторанчик в самом центре с вкусным пивом. Единственный их недостаток – не разрешили приставить пятый стул к столику на четверых. Так что некоторым чгкшникам пришлось ДЕЛАТЬ ЭТО стоя.
Das bieramt, Am Heumarkt 3 – хороший ресторанчик. Мы там собрались двумя третями от Эволюции, остальные двое уже в Брно были. Из плюсов: немноголюдно и вкусно, из минусов: немного в стороне от центра и мне показалось, что дороже среднего. Ну то есть пиво стоило 5 евро, а не 4, как в большинстве мест, что по израильским ценам все равно смешно.
Вроде перечислил все места основных трапез. Не так много, потому что мне лично вполне хватало хорошо поесть один раз в день, а остальное время обходиться перекусами. Сосиски, например. Поел в киоске на площади, где часы, там вроде считаются самыми лучшими, но потом посмотрел, что и в других местах эти киоски такие же, с тем же ассортиментом. Вкусные, хотя, как я сейчас уже понимаю, на Вацлавке ничем не хуже. Да и в Берлине тоже. Мороженое мы все время покупали от фирмы Zanoni & Zanoni, просто потому что их филиалов полно по городу, и выбор там хороший. Но однажды в последний день все же добрались до Swedenplatz. Там фирма другая, и мороженое мне показалось вкуснее. Ну и тортики. На этот раз мы решили не ходить ни в Захер, ни в Демель, в эти туристическо-раскрученные заведения. Но я случайно наткнулся напротив Оперы на кафе Аида с очень хорошим выбором. Там и Захер этот был, но я его не брал. В общем, там мне настолько понравилось, что я потом еще дважды приходил, сначала с чгкшниками, потом с Машей, ибо веганских тортиков там было аж три или четыре. И кофе там очень достойный. Тоже сеть, по всему городу имеется.
В общем, в Вене с голоду и от однообразия пищи точно не умрешь. Маша еще ела в каких-то веганских заведениях, но мне они остались неизвестны.
В Брно было сложнее, там я был всего два дня и дни эти были довольно плотно забиты. Поэтому один раз поел в столовке в торговом центре, для столовки неплохо. Ну а в последний день побывали с ребятами «У Карла» и это было очень хорошо!
В общем, вот вам сухое описание едальных мест. Надеюсь, что следующие посты будут интереснее.

Tags: ,

7 comments or Leave a comment

Мужской состав нашего первого курса был достаточно гомогенным. Нет, не в том смысле, о котором вы подумали. А в смысле однородности. Во-первых, нас было мало, всего 11 парней из 125 первокурсников. По-моему, это был абсолютный антирекорд, по крайней мере, на моей памяти и до, и после первокурсников мужского пола было больше. Объяснение тому было достаточно простое: в наш год бронь от армии с универа уже сняли, а в некоторых других вузах еще оставили. Поэтому при прочих равных парни выбирали возможность отучиться без отдачи священного долга Родине. Во-вторых, как мажоров, так и быдло факультет прикладной математики Томского университета не привлекал в равной степени, совсем идиотам туда было поступить тоже сложновато, поэтому все мы были примерно схожи как по социальному статусу, так и по уровню образования, хотя и приехали с разных концов азиатской части нашей страны, от Камчатки до Казахстана. Кроме того, почти все были одного возраста, сразу после школы, так что и жизненный опыт, и менталитет тоже были близкими. Старше были только двое.
Один – легендарный Плохиш – заслуживает отдельного рассказа. Но он, хотя и отслужил армию, в силу своего некрупного телосложения и общей непоседливости и легкости характера воспринимался нами как ровесник, да он и не возражал. А вот о втором, Сереже, и будет моя сегодняшняя история.
Приехал он из какого-то села то ли Томской, то ли Новосибирской области, где работал инженером на МТС или что-то в этом роде, после окончания сельхозинститута. По сравнению с нами, пацанами, он был совершенно взрослым 26-летним дядькой. Руководя тракторным парком по месту жительства, он почему-то решил, что его селу позарез нужна компьютеризация. И не полагаясь на приезжих специалистов, которые когда еще доберутся до их болот, решил взять дело в свои крепкие мозолистые руки. Сказано – сделано, и Сережа поступил в ТГУ, чтобы осуществить компьютерную революцию в одном отдельно взятом районе.
Учился он по-крестьянски основательно. Не обладая особыми талантами, он брал материал усидчивостью, трудолюбием и упорством. Забегая вперед, скажу, что из всех 11 первокурсников только ему удалось закончить универ ровно за пять лет, у других это заняло или больше времени или вообще никак. Сережа не пропускал лекции, ходил в библиотеку, в общем, очень старался. При этом лекции слушал очень внимательно и частенько задавал вопросы, чем развлекал аудиторию, ту ее часть, что не спала. Иногда, если ближе к концу его вопроса так и не прозвучало, а слушать лектора уже не было сил, мы посылали Сергею записочку, в которую заворачивали копеечку, с просьбой: «Сережа, включайся!» И он не подводил.
Было у него и существенное преимущество перед нами. Поскольку в его сельхозинституте имелась военная кафедра, то он уже был офицером запаса и, стало быть, на втором курсе и позже, когда мы день в неделю общались с офицерским составом, у Сережи, как и у всех наших однокурсниц, был законный выходной!
В общем, с учебой у него все было хорошо. А вот в бытовом плане оказалось сложнее. Комната, в которую он попал, была довольно разгильдяйская, живущая полноценной студенческой жизнью во всех ее проявлениях. К тому же койка ему досталась ближе ко входу и рядом со столом, остальные четверо сокомнатников спали на двухъярусных кроватях в глубине жилища. Так что Сергею поневоле приходилось принимать активное участие во всяких вечерне-ночных делах. Он, правда, пытался соблюдать режим, требовал гасить свет и все такое, и ложился спать достаточно рано, но и это было чревато сюрпризами.
Как-то вечерком мы пришли к ребятам пить чай. Серега уже дрых на своей кровати, завернувшись в одеяло. И мой товариш, борец с центнер весом, его не заметил. При этом не просто сел, а плюхнулся на ту самую кровать, чуть ли не подпрыгнув. Представьте себе, каково было пробуждение бедного Сережи!
Серега был достаточно добродушным человеком и терпеливо сносил подтрунивания и подколки своих соседей. А у тех, в силу еще не преклонного возраста, так и играло в энном месте счастливое пионерское детство. Только этим можно объяснить, что однажды Серегу решили сделать помазанником божьим.
Как-то ночью, когда наш герой уже спал, добрые соседи запустили одногруппниц, вооруженных тюбиками зубной пасты. Все было сделано достаточно тихо и чисто, но в самый последний момент рука одной из девушек дрогнула, и Сережа проснулся! Девчонки пулями вылетели из комнаты, но помазанник тоже успел выскочить за ними и увидел, в какой комнате они скрылись. Стерев с лица посторонние субстанции, он отправился к обидчицам, при этом выглядел действительно очень разозленным. Ворвавшись в гости, он начал пламенную речь.
- Если еще раз такое повторится... – начал он.
Девчонки внимательно слушали.
- То я поймаю...
Девчонки заинтересовались.
- Раздену...
Девчонки с огромным нетерпением ждали продолжения.
- И в коридор выведу!
Все разочарованно выдохнули.
Понятно было, почему из общаги он при первой возможности свалил.
После окончания универа он куда-то пропал. В село не вернулся, остался в Томске. Говорили, что женился. Вроде бы распределился в какой-то НИИ, но когда там начали строить дома силами самих сотрудников, Сережа пересел на хорошо знакомый ему трактор.
В конце 90-х мне сказали, что он занимается остеклением балконов. Вполне приличное занятие по тем временам для человека с двумя высшими образованиями. Мне как раз нужно было остеклить балкон, и я каким-то образом смог его отыскать. Серега мне обрадовался, но назвал цену, раза в полтора превышающую среднюю по городу. На мой вопрос, почему так дорого, он ответил: «Потому что у меня качество!» Я навел справки. Оказалось, что качество у него, в отличие от цены, ничем от среднего не отличается. В общем, обратился к услугам другого специалиста, скорее всего, не такого дипломированного, но работой я остался доволен.
Это была наша последняя встреча. Вскоре я уехал в Израиль, а потом, во время приездов в Россию, так ничего про него и не узнал. Даже интересно, в какой области он нашел приложение своим силам на этот раз.

Tags:

7 comments or Leave a comment
Тут по сети прошла новость о запрете где-то в России говорить не на русском языке. По этому поводу израильтяне стали вспоминать преценденты из собственной практики. И таки у меня есть, что сказать по этому поводу!
Но тут необходимо вступление, постараюсь сделать его по возможности кратким.
Итак, когда я работал в одной маленькой ... нет, не психиатрической больнице, а хайтековской фирме из трех букв ... Впрочем, хайтеком это можно было назвать только через большую букву У. Хотя коллеги-сотрудники там были очень хорошие. Но самым примечательным в этой фирме был ее хозяин. Предприятие они держали на пару с женой, причем основная доля стартового капитала была именно жены. Мы считали их выходцами из Румынии (как я потом узнал, из румынских была только жена, а муж – из польских, что особо ничего не меняет). Отличительными характеристиками Ицика были мания величия, совмещенная с манией преследования. Еще к этому надо добавить рост примерно метр шестьдесят (говорят, он страшно не любил всех, кто выше его), необычайную говорливость, граничащую с панибратством и незаурядную скупость, ну, в общем, вы поняли. При этом он обладал нехилой изворотливостью и непотопляемостью (с чего бы это, да?), позволившей ему удержаться в годы кризиса хайтека в начале нулевых. Мне он чем-то напоминал Березовского. Понятно, что не самого Бориса Абрамовича, с которым я не был знаком, а его персонажа из «Кукол», кто помнит, тот поймет.
В общем, писать про Ицика можно много, одну историю я уже как-то выкладывал. Может, еще соберусь.
Фирма наша была не слишком большая. Ицик в разговоре с зарубежными клиентами говорил, что у него работает до ста человек. При этом был совершенно прав, так как даже в период расцвета число работников достигало максимум восемнадцати, включая хозяина, хозяйку, их детей и собаку.
Весь производительный штат фирмы (постановщики задач и программисты) составляли русские, причем все они попали туда по «стипендии Шапиро». Есть такая штука, когда первые несколько лет министерство абсорбции выплачивает часть зарплаты новым репатриантам, имеющим ученую степень или хотя бы публикации. Очень хорошая вещь, на самом деле, которая помогает интегрироваться в мир хайтека репатриантам без местного опыта работы, ну а работодателю экономит деньги. Все довольны. Почти у всех моих коллег это было первое нормальное место работы в Израиле, молодежи там не было (я в свои 35 был вторым по молодости, остальные старше), и понятно, что с ивритом было туговато. Но нам он особо и не нужен был, вся документация  на английском, а между собой мы общались на великом и могучем.
Работали на фирме и коренные израильтяне: бухгалтер, секретарша, агенты по продажам (если я правильно перевожу слово «шивук»). Но они, как правило, долго не задерживались. Или сами сбегали, потому что те условия, которые подходили новым репатриантам, местных не особо вдохновляли. Или их увольняли, когда выяснялось, что человек согласился на такие условия просто потому, что в другие места его из-за отсутствия знаний и желания работать брать никто не хотел.
Короче, в какой-то особо критический момент на фирме из носителей иврита остались только хозяева, остальные все русскоговорящие. И тут Ицик не выдержал. Он и раньше косился, когда мы говорили между собой по-русски, подозревая (не без оснований), что мы его иногда нелицеприятно обсуждаем. А тут совсем грустно ему стало.
Он вызвал нас всех в свой кабинет и произнес примерно такую речь:
- Я не могу вас заставлять. Но я очень вежливо и по-хорошему прошу: с сегодняшнего дня вы прекращаете говорить по русски. А то я ничего не понимаю и вообще ощущаю себя в русском гетто!
Мы переглянулись и подумали про себя, что мы же не запрещаем говорить им с женой между собой на румынском, чтобы мы не понимали. Но с ним, понятно, этой мыслью не поделились. Вежливую и убедительную просьбу босса решили уважить.
И началось! Беседа постановщика задач и программиста, которая в естественных условиях занимала несколько минут, превращалась в часовое тык-мык со взаимным непониманием. При этом иврит особо не совершенствовался, его почти все знали одинаково плохо. Ицик перестал ощущать себя в русском гетто, но через пару недель в нем заговорил рачительный хозяин, когда он понял, какое количество оплачиваемого им времени уходит на подобные разговоры. В общем, он как-то стал меньше прислушиваться, на каком языке мы разговариваем, а потом и вовсе забыл о своей просьбе.
Так язык Пушкина и Достоевского в очередной раз доказал свою незаменимость в мире израильского хайтека. 

Tags: ,

10 comments or Leave a comment
Как известно, в стране победившего социализма было бесплатное высшее образование. Еще и стипендию платили. Но поскольку совсем бесплатные плюшки были обещаны только при коммунизме, до которого СССР, к счастью, достроиться не успел, то за свою халяву студенты были вынуждены платить косвенным образом. Например, помогать народному хозяйству, в особенности труженикам села. На самом деле, это касалось не только студентов, но и многих других, но я акынствую только о том, в чем сам участвовал.
Конечно же, главной помощью была пресловутая «картошка». Однако именно с ней меня судьба за все студенческие годы не свела ни разу. Зато посчастливилось испытать свои силы в таком экзотическом занятии как сенокос.
После окончания первого курса встал вопрос отработки. Как-то так получилось, что практически все мои однокурсники, кого не забрали в армию, остались летом в общаге. И нам было предложено откосить пару недель в прямом смысле, за что было обещано освобождение от осенней картошки. Было нас таких пятеро.
В одно прекрасное утро за нами должен был приехать автобус и отвезти в некий совхоз или колхоз неподалеку от Оби, не помню уже, как он назывался. Первую потерю наш немногочисленный отряд понес уже в это самое утро. Одного из ребят просто не смогли разбудить. Стучали к нему, стучали, долбили, долбили несчастную дверь, перебудили чуть ли не весь этаж кроме самого виновника торжества. Он на самом деле обычно спал очень крепко. А может, просто не захотел вылезать из под теплого одеяла. В общем, будильщики отчаялись, и нас осталось четверо негритят, т.е. первокурсников.
Помимо нас доблестная дружина «Коси и забивай» включала несколько старшекурсников и аспирантов, а костяк составляли бывалые сотрудники СФТИ – НИИ при университете.
Трудовые будни начались без раскачки. Для начала мы должны были овладеть литовкой. Нет, не той, которая представительница свободолюбивого балтийского народа, а той, которая коса. Но не та, которая на голове, а та, которая в руках. В общем, оружие смерти.
Наука оказалась непростой. По крайней мере, для меня, до того знакомого с соответствующим орудием только по песне испанских республиканцев «Айдате по полю, наточим косы». И руки устали, и спина заныла и все такое. У моих приятелей ощущения были схожие. И поэтому для восстановления сил нами было принято радикальное решение: после окончания рабочего дня пойти купаться на близлежащую речушку из серии «воробью-по-колено».
И тут пьяный воздух свободы сыграл с профессором злую шутку. Ни до, ни после я такого больше не делал. В общем, я решил войти в воду не ногами по берегу, а с воздуха, проще говоря, прыгнуть. Ну прыгнул и прыгнул, солдатиком, глубины вполне хватило. Но вот какого организма я не снял перед прыжком очки? До сих пор понять не могу.
Как и следовало ожидать, не выдержав столкновения с жидкой средой и оскорбленные этой бесцеремонностью до глубины души, очки решили покинуть бренный нос своего владельца. Видимо, не пережив такого позора, предпочли утопиться. Водичка оказалась достаточно мутной. Как ни пытались мои товарищи что-то там найти, им это не удалось. Ну а я даже и не пытался.
Дело в том, что основной и единственной причиной, по которой в это нехолодное лето года, воспетого Оруэллом, предавался пасторальным утехам, а не проходил курс молодого бойца на плацу в/ч 5149, было мое зрение. Несложно догадаться, что если с таким зрением я не подошел даже Советской Армии, то без очков я действительно видел хреновато. В общем, моя жизнь сразу стала в розовом цвете. Точнее, в мутно-розовом.
А наутро нас ждали новости. В нашу 20-местную палатку заявилось какое-то начальство и сообщило, что трое моих товарищей, оказывается, не имеют права участвовать в сенокосе как несовершеннолетние. Вот такое, оказывается, это неприличное занятие! Мне же к тому времени 18 уже исполнилось, поэтому друзей моих тут же отправили в Томск, а я, как последний негритенок, остался один.
Не успев даже погрустить по этому поводу, я отправился на работу. Взяв уже привычный инструмент – эх, раззудись, плечо, размахнись, рука! – я принялся косить направо и налево. Товарищи мои по бригаде тут же рассыпались в разные стороны, что я, впрочем, при своей близорукости не особо заметил. В общем, от греха подальше отобрали у меня косу и назначили на новую ответственнную должность: быть костровым.
Поскольку на мои способности варить что-то справедливо не полагались, в мои обязанности вменили разжигать костер и кипятить воду. С этим я более-менее справлялся, а уже потом приходили девушки и что-то там мастрячили на обед.
Так и прошли мои трудовые будни. Но помимо будней были же и праздники! Точнее, вечерние часы отдыха. Запасливые научные работники привезли совершенно необходимую на сенокосе вещь: спирт для протирки инструментов. В десятилитровых флягах. 95-процентный. Ну и по вечерам его дружно уничтожали. Не остался в стороне и я, решил как-то попробовать. Ну что сказать, глаза на лоб, правда, не вылезли, но ощущения были очень неоднозначные. Так что впоследствии я предпочитал разводить его до крепости водки.
А где водка, там и танцы! Напомню, что я там оказался самым молодым. Ближайшими ко мне по возрасту были пара второкурсниц. Но они мне казались такими взрослыми, им же аж по 19 лет было! Впрочем, без очков мне все женщины от 15 до 60 кажутся одного возраста, проверено плаванием в бассейне. Так что в качестве напарниц по танцам эти девчонки вполне подходили, да и не только они.
Тут, правда, была другая закавыка. Бывавшие летом в сибирской тайге меня поймут. Несметные полчища комаров. Если в палатках с ними еще как-то можно было бороться, произведя перед сном тщательную зачистку и занавесившись марлевыми пологами, то на открытом дискотечном пространстве шансов у млекопитающих не было. Быстрые танцы еще позволяли делать конвульсивные движения руками якобы в такт музыке, а на самом деле отмахиваясь от кровососущих, но вот на медляках оставалось только одно: стоически отдать свое тело на растерзание. Не будешь же терять свое лицо, размахивая руками перед лицом партнерши. Хотя, подозреваю, она отдалась бы этому занятию с неменьшим энтузиазмом. Но оба вынуждены были терпеть, ох уж эти проклятые условности!
Вот так, с шутками и прибаутками, и прошли две недели трудовой вахты. Я вернулся в родную общагу, где меня ждала другая отработка – почетным вахтером. Но это уже совсем другая история. 

Tags:

6 comments or Leave a comment
Когда мы только готовились к нашей будущей жизни в киббуце, в числе прочего ребята интересовались, как там в Израиле с попутным транспортом. И представительница Сохнута, жившая на Голанах, уверенно рассказывала, что в центре, может, и есть проблемы, а у нас, на Севере, люди добрые и отзывчивые, и попутку поймать – как два пальца обработать.
- Вы, ребята, только усы посбривайте, - предупредила она, - а то будут принимать за арабов и не остановятся.
Усы я сбрил за год до отъезда, когда родилась младшая дочка, поэтому этот аспект национальной идентификации меня не беспокоил.
- И не вздумайте предлагать денег! – добавила все та же представительница. – Все равно не возьмут, а вас примут за представителей налоговой и тоже не возьмут.
В общем, уверения в легкости ловли попуток – это было, пожалуй, единственное, в чем Сохнут ввел нас в заблуждение. Золотых гор нам совсем не обещали, а что обещали, то, в принципе, и дали. Но вот тремп...
Вопреки обещаниям, поймать его даже на Севере оказалось совсем не так просто. Иногда нам это удавалось, если мы стояли с маленькими детьми. Одиноким девушкам тоже удавалось. Одну нашу соученицу по ульпану компания местных взялась подвозить так рьяно, что та еле-еле от них смогла убежать, когда поняла, что везут ее совсем не в том направлении, куда ей было нужно. Но вот парням, хоть в одиночке, хоть парой, как-то не везло. Если и останавливались подвезти, то только знакомые. Так что приходилось полагаться только на общественный транспорт, ну и на собственные ноги, если идти недалеко.
А мне вот однажды посчастливилось.
Наше проживание в киббуце подходило к концу. Мы уже закончили ульпан и, поскольку с хайтековской работой на Севере было еще хуже, чем с тремпами в центре, готовились делать ноги по направлению все того же центра. Я периодически выезжал в этом направлении в поисках квартиры на день-два, а потом возвращался в киббуц. Жили мы в Алумоте, это прямо над Кинеретом, по прямой недалеко, но на горке, пешком не дотопаешь.
В тот день я заведомо не успевал на прямой автобус из Тель-Авива и собирался добираться через Тверию. Последний автобус оттуда был часов в 11 вечера, а в районе Тверии я должен был быть около 9. Ждать несколько часов на тверской автостанции было совсем непривлекательно, и я решил использовать другой вариант, о котором мне как-то рассказал наш куратор по ульпану: выйти на перекрестке, не доезжая Тверии с полчаса, и поймать попутку, едущую из Хайфы в Иорданскую долину, по словам куратора, там куча народу с работы возвращается. Не помню название этого перекрестка, где-то после Голани, там, где поворот на Порию, ну да это и неважно.
В общем, я бодро сошел с автобуса на этом перекрестке, перешел на дорогу в нужную сторону, и стал ждать с протянутой рукой. Где-то минут через 20 ожидания моей бодрости поубавилось. Машин действительно было много, но они проскакивали мимо как-то подозрительно быстро, не успевая разглядеть мою протянутую руку. Решив, что движущаяся цель более заметна, я потихоньку начал смещаться вдоль дороги, продолжая призывно помахивать. Прошло еще минут 20, и я стал задумываться, что идея подождать пару часов автобуса на автостанции Тверии была не так уж плоха. Вот только до Тверии теперь добраться стало проблематично, так что я продолжал двигаться в перпендикулярном ей направлении. Постепенно стало темнеть, время около 9 вечера, а осенью темнеет рано. И тут – о чудо! – какая-то машина притормозила и остановилась!
За рулем сидел какой-то молодой парень, который с непонятным мне акцентом поинтересовался, куда мне надо. На что я ему со своим русским акцентом и шестимесячным ивритом как мог объяснил, что мне нужен киббуц Алумот.
- Нет, туда я не доеду, я до больницы в Пории, - сказал водитель.
Ну что ж, больница – это примерно полпути, кроме того, там есть люди, тепло, свет, врачи, наконец, так что не пропаду поди, решил я, и сел в машину.
По пути стали разговаривать. Я пожаловался, что никак не мог поймать тремп.
- А ты знаешь, почему никто не останавливался? – спросил меня мой спаситель.-Потому что они все евреи. А я араб. Мы, арабы, всегда готовы помочь!
Хм, ловить арабскую попутку в мои планы особо не входило. Тут я заметил, что на заднем сиденье кто-то полулежит.
- А это мой брат, - сказал шофер. – Его ножом порезали, вот, везу его в больницу.
Вечер переставал быть томным. Я уже прикидывал, стоит покинуть эту теплую компанию, выпрыгивая из машины на ходу или все же дождаться остановки. В общем, пока я обдумывал, мы добрались до цели.
- Ну все, вот больница, - сказал водитель.
- Тебе в ту сторону, - и он махнул рукой куда-то в темноту. – Попробуй половить тремп, вдруг повезет, и еще один араб попадется?
Я поблагодарил мужика, пожелал здоровья его брату и направился в указанную сторону. Ловить что-то на темной трассе в 10 вечера представлялось мне бесперспективной затеей, к тому же по моим прикидкам от Пории до нашего киббуца было километров пять, в общем, я решил идти пешком, ориентируясь не по звездам, конечно, а по огням соседних поселков, видневшихся где-то наверху. Погода стояла хорошая, не жарко, не холодно, небо ясное, пальмы и прочая природа вокруг, короче, если бы не обстоятельства, прогулка могла бы выйти вполне романтической. Но мне особо не до романтики было, я боялся проскочить поворот на свой киббуц. Ну и через час благополучно дошел до дома, таки опередив тот самый автобус из Тверии, если он, конечно, вообще пришел.
Больше на севере тремпы мне ловить не доводилось, да и в центре, пожалуй, тоже. А через неделю началась вторая интифада, и желание воспользоваться попутным арабским гостеприимством исчезло, так и не появившись.

Tags:

4 comments or Leave a comment
Приемные часы роддома - пн-пт: 8-12, 16-20, сб-вс: 8-19.

Купим детскую коляску, кроватку, стульчик, недорого, можно б/у.

Дорогие родители! Новогодний утренник в д/с «Солнышко» состоится 30 декабря в 10 утра. Приготовить костюмы зайчиков и снежинок.

Купим велосипед «Школьник».

Летайте самолетами Аэрофлота!

Уважаемые родители! Просьба явиться завтра в школу для разговора с классным руководителем!

ЛЕНКА – ДУРА!

«Укрощение строптивого» В главной роли А.Челентано. Детям до 16 вход воспрещен.

Педагогический состав с/ш N42 с глубоким прискорбием сообщает: по случаю кончины Генерального секретаря ЦК КПСС сегодняшние уроки в школе отменяются. 

Внимание!
Выпускной бал состоится 25 июня в 19-00.
Напоминаем, что пронос спиртного на территорию школы строго воспрещен!

Объявление для первокурсников. Отъезд на картошку состоится 15 сентября в 10 утра от главного входа университета. Просьба не опаздывать!

Предъявляйте пропуска на входе вахтеру в развернутом виде!

Кто одолжит на ночь конспекты по матану? С меня бутылка!

Бойцам ССО срочно сделать прививки от столбняка, клеща и СПИДа.

Горячая вода в общежитии будет отключена с 25 июня по 25 августа.

ЛЕНКА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!

Уважаемые тов. брачующиеся! Талоны на покупки в Салоне для новобрачных вы можете получить с 15 до 18 часов в РО ЗАГС.

Меняем трехкомнатную квартиру в центре на две меньших в любых районах. Лучше в разных.

Куплю памперсы, не б/у!

Все на митинг в поддержку свободы и демократии! Явка строго обязательна.

ЦОЙ ЖИВ!

НИИ НУА ЧОТАМ.
Посторонним вход воспрещен!

Вниманию молодых специалистов! Выезд на с/х работы состоится в субботу 5 сентября в 9-00.

Кто забыл кульман и рейсфедер на проходной, обратитесь к вахтеру Иванову.

Продаем детскую кроватку, коляску, стульчик, пачку памперсов почти целую.

Родительское собрание состоится в понедельник, 1 октября в 20-00.

Выгул собак без намордников строго запрещен!

Attention please! Dear passengers, our flight arrives in Paris at 8 o’clock.

Куплю садовый инвентарь для дачного участка. И участок.

Часы сдачи анализов в поликлинике: с 7-00 до 9-00. Приходить со своей тарой.

Приемные часы горбольницы - пн-пт: 8-12, 16-20, сб-вс: 8-19.

Просьба соблюдать тишину на территории кладбища.

Tags: ,

10 comments or Leave a comment
Дослушал «Ненастье». Ну как дослушал, скорее, проглотил, если такое действие возможно ушами.
Надо сказать, что я человек скорее рациональный, чем эмоциональный. Поэтому привести меня в восторг каким-то художественным произведением сложно. Не так много писателей, которым это удавалось сделать одной своей книгой. Двумя – совсем мало. Алексею Иванову потряс меня трижды. Сначала «Географ» (не помню, от кого впервые услышал об этой книге, кажется, от Вики, за что ей огромное спасибо), потом «Общага на крови» и вот теперь «Ненастье», которое впечатлило, пожалуй, даже сильнее первых двух. Возможно, потому что я его слушал, а не читал. Вообще я большой фанат Иванова, мне у него понравилось почти все прочитанное, кроме, разве что, исторических книг, «Золото бунта» так и не осилил, а за остальные подобные и не тянет браться. Как-то совсем далека от меня жизнь уральских сплавщиков 18-го века.
А тут – прямо все близкое, хоть и не сказать, что родное. Нет, я ни разу не был на Урале, с бывшими «афганцами» был, конечно, знаком, но не близко, да и бандитские разборки 90-х прошли, к счастью, мимо меня, но тем не менее, книга цепляет.
Тут даже жанр – загадка. Назвать ее романом о становлении и упадке екатеринбургской группировки «афганцев» в 90-е годы – это ничего не сказать. (Кстати, хорошо, что незадолго до того прочел Ебург того же автора, так что был в курсе реально происходивших событий). Это то ли эпос о жизни большой группы персонажей на протяжении 20 лет, то ли притча, где аллегория сидит на аллюзии и намеком погоняет.
Главная аллегория – это, понятно, деревня Ненастье, как символ России, серая безнадега, откуда герои пытаются вырваться и не в силах сделать это. Впрочем, это прозрачно уже из названия романа. Индия, куда стремится главный герой, - это недостижимый рай (хотя ему и удалось разок там побывать). Финал как Страшный суд с четырьмя всадниками Апокалипсиса, преследующими героя. Наступающее Воскресенье...
Не хочется спойлить от слова совсем. Тем более, что лично меня финал очень удивил. Но тссс, это уже почти спойлер.
Очень выпуклая и объемная картина всей той жизни, которую мне довелось застать до отъезда. Мне кажется, что теми, кто не жил на постсоветском пространстве в 90-е, книга не будет воспринята так же ярко, но я буду рад ошибиться. В общем, если когда-то встанет вопрос, кто же сумел наиболее полно отразить эту эпоху в литературе, у меня ответ однозначный – Алексей Иванов. Что в «Географе», что в «Ненастье» тема раскрыта полностью и многогранно, при всем различии главных героев Служкина и Неволина.
Так что – must read, по моему мнению. Или listen, это уж кому как больше нравится.
Ну и чтоб два раза не вставать, о других недавно прочитанных / прослушанных книгах, заслуживающих, по моему мнению, упоминания.
Акунин «Не прощаюсь». Как всегда, добротно и читабельно, но почему-то напомнило анекдот о том старике, которого убили, потому что достал он уже всех. Как-то Фандорин уже совсем не вписывается в эту эпоху, совсем инородно смотрится. Так что, надеюсь, он все же попрощался.
Пелевин «Фудзи и что-то там». В очередной раз подтвердилось: у Пелевина мне заходит каждая вторая книга. СНАФФ – отлично, Цукербрины – не понравились, Айфак-10 – опять хорошо. По началу «Фудзи» я было подумал, что традиция нарушится, но нет, увы. Хотя я ее еще не дочитал до конца, но уже понятно, что восторгов особых она не вызовет. Мне очень трудно пробираться сквозь дебри индийской философии, чувствую себя девятиклассником, читающим «Войну и мир» со страницами на французском. Но дочитать до конца хочется, что уже хорошо.
Скажем, «Имя розы» я добил до конца только из упрямства, три раза за него брался с интервалом в несколько лет. Как-то совсем не мое оказалось.
Прочитал еще несколько книг, хороших и разных, но думаю этими тремя здесь пока ограничиться.   

Tags:

4 comments or Leave a comment

Все лихие девяностые я прожил в Томске, занимаясь тем, чем занималось процентов 80 дееспособного населения России – куплей-продажей, впрочем, предпочитая для определения своей деятельности более импозантное слово «бизнес». Но, поскольку я всегда был честным и скромным человеком, то непременно добавлял к этому слову прилагательное «мелкий». Потому что «бизнес» - это Березовский, Ходорковский и прочие овские, а я так, погулять вышел с целью выжить в условиях дикого капитализма.
Собственно, и область бизнеса я избрал достаточно спокойную и интеллигентную – книгопродажу. Почему именно ее, об этом надо писать подробнее, может, как-нибудь в другой раз.
Суть тогдашнего бизнеса, впрочем, не особо отличалась для разных товаров: Деньги-Товар-Деньги, если по классику, и «купи дешевле – продай дороже», если по современникам. За суперприбылями я не гнался, потому объем продаж был невысок, но мне на жизнь хватало. Зато отсутствие суперприбылей не привлекало к себе всяких посторонних личностей, падких на чужое добро, героев доброй части моего товара: бандитов и ментов. Хотя пара интересных встреч у меня все же состоялась, к счастью, без последствий.
В начале 90-х самым простым и выгодным способом продавать книги в Томске для коммерсантов мелкосреднего масштаба оказалось привозить их с новосибирского оптового рынка, чем я и занимался, сначала один, потом с напарником. Рынок этот проводился, если мне не изменяет память, по субботам, и мы катались туда если не каждую неделю, то хотя бы через одну. Потом распихивали привезенный товар по своим точкам и мелким клиентам, ну и ехали снова. Выезжали вечером в пятницу, чтобы успеть к открытию.
Про такие ночные путешествия мы слышали разное. Кто-то ездил с вооруженной охраной на всякий пожарный. На кого-то наехали рекетиры и побросали все книги в раскисший весенний снежок. Но особых страстей с книжниками не происходило, что с них взять? Серьезные люди предпочитали заниматься более крупной рыбешкой.
Мы иногда ездили на большом крытом ЗИЛе, арендованном у организации ОРС НОД-2. До сих пор не знаю, что означает эта аббревиатура в целом, да еще и с двойкой в конце. Видимо, этот НОД был не единственным. Машина арендовалась вместе с водителем (не помню его имя, пусть будет дядя Коля), мы втроем сидели в кабине и грелись, а в кузове лежал груз: иногда нас просили коллеги помочь им отвезти книги в Новосиб на продажу, но чаще всего туда мы гнали порожняком, а обратно заполняли кузов купленным товаром.
Была морозная зимняя ночь, гололед, и все такое. Так что быстро 250 км не проскочишь. Поэтому по пути наш водила решил передохнуть и остановился в поселке Болотное – это примерно полдороги от Томска до Новосиба. Стоим, отдыхаем на почти пустой стоянке. Мы с компаньоном прикемарили, время три часа ночи, а нам с утра предстоит пачки тягать. Вдруг смотрим, на стоянке появляется какая-то бойкая Нива и подкатывает прямо в нашу сторону. «А вот и ребятки те самые», - говорит мой напарник. Тут же мы приняли самое разумное в данной ситуации решение: притворились спящими, предоставив более старшему и опытному дяде Коле карт-бланш на ведение переговоров. Уже не помню за давностью лет, был ли у нас с собой товар, но деньги на его покупку точно были, и делиться ими с болотными братками ну очень не хотелось. Тем более, что время было такое, что разделить могли и на ноль, т.е. вчистую, по своей арихметике.
В общем, мы прикрыли глаза, но не уши. Из Нивы вышли пара мужичков и подошли к нашей кабине. Туда-сюда, кто такие, куда направляетесь.
- А вы знаете, что эта дорога – платная? Сто штук за проезд, – внезапно, но ожидаемо, последовали вопрос и утверждение.
Надо отдать должное нашему шоферу, который не растерялся, видать, не впервой ему.
- Ребята, да я простой водила. Шеф сказал, везти машину в Новосиб, а сам на легковой поехал. У меня и денег-то совсем нет.
- А это кто с тобой в кабине сидит?
- А это грузчики.
«Грузчики» старательно смежили очи и посапывали.
То ли шофер наш был очень убедителен, то ли братки были в хорошем настроении, в общем, говорят:
- Ладно, на первый раз прощаем, но в следующий чтобы с бабками был!
Сели в свою Ниву, газанули, взметнув поземку, и укатили по своим бандитским делам. Ну а мы поблагодарили судьбу и, особенно, дядю Колю, и уже без приключений доехали до Новосиба и обратно. В общем, обделались легким испугом.

В другой раз мы поехали в Новосибирск налегке, на своей старенькой шестерке. Купленный товар договорились к ребятам пристроить, а с собой только деньги. Достаточно крупная сумма по тем временам, наверное, с десяток-другой штук баксов, если по курсу. Хотя кто ж тот тогдашний курс помнит! В те времена курс рубля менялся так же часто, как тампаксы во время месячных. Или российские премьеры после дифолта. Ну или для совсем интеллигентных читателей: он был так же неустойчив как позитрон в камере Вильсона.
Где-то уже на подъезде к городу нас остановили. То ли менты, то ли ОМОН, в общем, все как положено, в камуфляже и с автоматами. Как мы потом узнали, какое-то ограбление произошло, вот они и тормозили все проходящие машины. Вышли мы на белый свет, ребята посмотрели оценивающим взглядом, стали шмонать. В классической позе – лицом к машине, руки нарастопырку, да еще и под дулом автомата. Скажу честно, не самое приятное ощущение в жизни, хотя бывало и хуже. И знаешь, что ни в чем не виноват и ваще не при делах, а все равно неловко перед людьми.
Во внутреннем кармане моего компаньона нащупали что-то твердое. Ага, пачка денег в пакете, обвернутая бумагой. Вытащили, спрашивают: «Это что такое?»
У товарища моего была полезная способность включать дурака в нужный момент. Он изобразил простецкое лицо (справедливости ради, особенно напрягаться ему для этого не понадобилось) и протянул жалобным голосом: «Купюююры». Омоновцы посмотрели: и правда купюры, поржали про себя, да и отпустили с Богом. А дальше все пошло по накатанной.

Tags:

26 comments or Leave a comment
У нас на днях прошли выборы в местные (чуть было не сказал советы) органы власти, и по этому случаю небольшой мемуарчик.
Первый и, думаю, последний раз я принимал участие в выборах в качестве избираемого в далеком 85-м году. Учился я тогда на втором курсе. Счастливое было время, беззаботное. Русью-тройкой правил, не приходя в сознание, дряхлый К.У.Чер, а до прихода к власти Михаила Меченосца оставалось еще пара месяцев. Так что, пожалуй, это были последние доперестроечные выборы в СССР. Выдвинут Поэтому и проходили они по старым советским правилам. Сначала, как водится, по предприятиям происходило выдвижение кандидатов. Нашим предприятием был родной факультет прикладной математики и кибернетики. Как водится, организовали общефакультетское собрание. Ну, думаю, сейчас, как обычно, выдвинут какую-нибудь активистку со старших курсов, их у нас много, факультет-то женский. И вдруг, внезапно, вечер перестает быть томным: встает моя одногруппница и предлагает мою кандидатуру! Надо сказать, что тогда я был еще более аполитичным, чем сейчас, не принимал никакого участия в официальной общественной жизни, а вся моя комсомольская карьера к тому времени заключалась в одном месяце, проведенном на посту комсорга в 8-м классе. Класс у нас тогда был хулиганским и малоуправляемым, поэтому комсорги менялись чаще, чем президенты на планете Транай, пусть и не принятым на этой планете способом. Так что я, отмотав свой месяц, без сожаления отдал свой пост преемнице, на которую руководством школы возлагались бОльшие надежды в деле приведения нашей вольницы в более спокойное состояние. В общем, моя комсомольская карьера не задалась, о чем я совершенно не жалел. В школе мне гораздо интереснее было участвовать в олимпиадах и играть в команде ЧГК нашего класса, в универе - готовить посвящения в студенты и Дни кибернетика, а на комсомольских собраниях я предпочитал играть в «крестики-нолики» или «жизнь», а не выступать с правильными речами. В общем, был тем еще политически незрелым фруктом (диссидентом-антисоветчиком я тоже не был, мне просто было пофиг). Тем сильнее было мое удивление, когда моя выдвинутая кандидатура так и осталась единственной и проголосованной единогласно. Так я стал кандидатом в депутаты районного совета, что в тех условиях было практически эквивалентным депутатскому званию. Уж не знаю, что должен был сделать кандидат, чтобы его не выбрали.
Уже намного позже мне добрые люди объяснили, что в том году в университет поступила разнарядка: нужен кандидат мужского пола, с технического факультета, отличник, комсомолец, красавец и спортсмен, а самое главное – лицо весьма определенной национальности. Вот по последнему пункту у меня, видимо, и не оказалось конкурентов. Так что судьба моя была предрешена.
Выборы должны были состояться 24 февраля, а накануне, как нетрудно посчитать было февраля 23-е, день, когда бывшие, настоящие и будущие защитники Родины ну никак не могли обойти своим вниманием. Тем более, что следующий после 23-го день был выходным. Но не потому, что выборы, а потому что воскресенье. Советская власть по доброй традиции и тут не могла не на...ть  своих трудящихся, принципиально устраивая выборы в заведомо нерабочий день. Ну не дополнительный же выходной им давать в самом деле!
Короче, 23-го у нас в комнате вероломно и без объявления войны разразилась грандиозная пьянка. Следует отметить, что в нашей официально пятиместной комнате в то время обитало человек восемь. Как мы там все умещались – вопрос хороший. Скажу лишь, что одновременно все восемь, пожалуй, практически не ночевали, ну а те, кто ночевал, размещались на вертолетах, танках, раскладушках и им подобной боевой-спальной технике. (Для тех, кто не в курсе, вертолетом у нас называлась двухэтажная кровать с металлическим каркасом и сеткой, а танком – такая же стандартная кровать, только со снятыми ножками и спинками и с приваренными вместо ножек «полуспинками» - она получалась низкая и на день танк загонялся под вертолет, а вечером выкатывался наружу.) Но понятно, что на пьянку весь численный состав был в сборе, плюс приходили друзья с соседних комнат и этажей. Традиционно в меню была представлена русская водка, болгарское вино типа «Медвежья кровь», ну и прочее, у кого что было. Последнее, что я помню в тот вечер, ненавязчиво перетекший в ночь – это две бутылки-огнетушителя (0,75 л) какого-то крепленого вина, принесенные соседями по общаге. Дальнейшее из памяти как-то выпало.
Но проснулся я, что характерно, в своей комнате и даже в своей кровати. Причем очень рано, по будильнику. Дело в том, что накануне, ну то есть еще до пьянки, я имел разговор с факультетским секретарем комитета комсомола, и она, т.е. секретарь, попросила меня прийти на избирательный участок к открытию, вместе со всем комсомольским активом, так сказать, подать личный пример. Участок находился в нашей же общаге в ЦОПРе на первом этаже – центр общественно-политической работы, он же Ленинская комната (ну да, Лен у нас в общаге всегда было дофига). (Через несколько лет в этом ЦОПРе мои однокомнатники организуют видеосалон, а я туда буду таскать телевизор и на правах соседа по комнате смотреть видюшник на халяву, но это уже совсем другая история).
В общем, помня о своем обещании, я поднялся со своей койки в 6 утра и нетвердой походкой с не очень открывшимися глазами прошествовал по коридору к туалету. Вообще-то до ближайшего моря-океана от Томска несколько тысяч километров, но штормило меня в то утро знатно. Тем не менее я благополучно дошел, куда шел,  даже вернулся обратно и уже собрался было выходить в народ, но тут меня остановил сосед по комнате – единственный непьющий в нашей комнате. «Куда ж это ты собрался, ты себя в зеркало видел? Да ты и на ногах-то не стоишь» Ближайшее зеркало находилось за стенкой, в умывальной комнате, но что-то мне расхотелось в него смотреть. Я немного пораскинул собранными по частям мозгами и решил, что, пожалуй, мой товарищ прав. Ведь для того,чтобы добраться до первого этажа, мне придется преодолеть целых два лестничных пролета, а это при моем нынешнем состоянии равнялось ну если не полету на Марс, то, по крайней мере, перелету Чкаловым через Северный полюс, причем примерно с теми же тошнотворными последствиями. Так что я прислушался к разумному совету и решил не искушать судьбу, снова забравшись под спасительное одеяло и провалившись в сладкие грезы.
Девчонкам-комсомолкам, которые пришли за мной, ребята что-то объяснили, и те оставили меня в покое. Встал я уже ближе к вечеру, все еще пошатываясь, добрался до первого этажа и пропихнул бюллетень с единственным кандидатом – собой – в узкую щель избирательной урны.
Так я стал депутатом Кировского районного совета города Томска. Депутатство мое оказалось совсем не обременительным. Раз в какое-то время, то ли три месяца, то ли полгода, я участвовал в сессии районного совета, что-то там выслушивал, не принимая участия в прениях. Потом мне, кажется, организовали что-то вроде приема посетителей. Но как-то эти посетители мне не запомнились, видимо, не шибко много их было. Да и  чем я мог с ними говорить? Разок подкатил муж моей однокурсницы, обретавшийся в нашей общаге, но никакого отношения к нашему  факультету не имевший. И сказал: «Хочешь совершить настоящее нужное депутатское дело? Выбей мне отдельную комнату в общаге!» Я как-то уклончиво сказал, что попробую, но на самом деле понятия не имел, где и как эти самые комнаты выбивают. Уже в  разгаре перестройки этот парень сам стал депутатом и там уж, думаю, смог выбить себе если не квартиру, то хотя бы малосемейку.
Много лет спустя мой товарищ написал песню, посвященную нашей молодости, и мне в этой песне отвел целый куплет:

Был там Левка депутатом,
Но бюджеты не пилил,
А потом махнул рукою
И уехал в Израиль.

Какие уж там бюджеты! Собственно, единственной депутатской привилегией, которую я использовал, был бесплатный проезд в общественном транспорте по предъявлению депутатской корочки. Корочку эту, как правило, даже не просили раскрыть, но однажды попалась въедливая и любопытная контролерша. Я всегда выглядел младше своих лет, в том числе и на фотографии, поэтому, увидев в книжечке мою физиономию, она недоверчиво произнесла:
- Это с чего это ты такой молодой – и депутат?
- У нас по закону имеют право избираться с 18 лет, - ответил я.
- А тебе что, есть 18?
- Вообще-то мне уже 19! – обиженно воскликнул я. Тетка отстала.
Корочка у меня, к сожалению, не сохранилсь, ее сперли вместе с костюмом, в котором она лежала,
Два года я успешно продепутатствовал, принеся обществу минимальный вред, впрочем, как и такую же пользу. А потом наступили другие времена, перестроечные, с шумом, митингами и прочими атрибутами демократии. Больше меня в депутаты не выдвигали, да мне этого и не нужно было. И это, как говорится, уже совсем другая история.
Nomina, разумеется, sunt odiosa, но все они надежно хранятся в моей пока еще более-менее исправно функционирующей памяти.

Tags:

12 comments or Leave a comment

Очередной обзор наиболее интересных из прочитанных/прослушанных за последние месяцы книг.

Исигуро "Не отпускай меня". Говорить об этой книге без спойлеров сложно. Поэтому буду очень краток. Удивительно добрая,  оставляющая после себя ощущение светлой грусти. Слушал аудиовариант с Князевым, там еще и музыка замечательная. Чем-то напомнила "Дом в котором..." Петросян.

Пелевин "iPhuck 10". У Пелевина мне нравится примерно каждая вторая книга. Эта попала в понравившиеся, в отличие от "Цукербринов". В общем, такой Пелевин as is. Очень забавной оказалась перекличка с событием, произошедшим несколько дней назад - самоуничтожением картины Бэнкси. Ну и все, что я думаю о современной "культуре", там примерно и написано, только более красивым литературным языком.

Юкинага "Повесть о доме Тайра". Понятно, что многие прочитали эту книгу еще в прошлом веке, но я только сейчас добрался. Вообще как-то очень мало знаю о японской культуре, тем более, средневековой. Тем интереснее было залатать какие-то пробелы. (Параллельно я еще и "1000 осеней Якоба де Зута" слушал, там тоже действие в Японии происходит, только позже, так что погружение в японскую историю и культуру было глубоким). В книге заинтересовали несколько моментов. Во первых, какие-то аллюзии с войной Роз и, как продолжение, конфликта Старков и Ланнистеров, об этом я уже писал. Во-вторых, поразило, насколько культурной и утонченной была жизнь в Японии в 12-м веке, если сравнивать с Европой и Россией того же времени. Самураи - безжалостная военная элита - слагают стихи, играют на музыкальных инструментах и рисуют картины! Представьте себе какого-нибудь крестоносца, занимающегося этими ремеслами! Необычайно развитая иерархия придворных чинов. Если я правильно понял, существовало порядка 100 разных рангов. Такого в Европе и позже не наблюдалось! Постоянные отсылки к более древним произведениям литературы и искусства, к событиям тысяче- и более летней давности. Так что и историческая наука на высоте. Видимо, изоляция и отсутствие внешних врагов и больших войн в какой-то мере очень помогали развитию культуры и искусства. До поры до времени, само собой. В-третьих, я не думал, что средневековая Япония находилась под таким влиянием Китая, что в культуре, что в религии. Чем-то мне это напомнило взаимоотношения римлян и греков. Первые тоже практически не придумали ничего своего, взяв за основу греческую культуру. Ну и в конце концов захватили своих учителей. Правда, у японцев на это ушло гораздо больше времени, ну и гораздо более кроваво, если говорить о событиях 20-го века.
Забыл написать еще, что в книге упоминаются некоторые японские фамилии наших современников, например, Комацу или Кавагоэ. Они, выходит, имеют тысячелетнюю историю!

И, наконец, Идиатуллин "Город Брежнев", только вчера дочитал. Тут все понятно, почему он мне понравился. Действие романа происходит в 1983 году - очень значимый для меня год. Сейчас романов о позднесоветской жизни как собак нерезаных, хоть я и не так много их читал. Этот выгодно отличается, скажем, от слащаво-сусального "Спасти СССР" тем, что показана вся правда той жизни - жесткая и даже жестокая. И сколько узнаваемых деталей! Как только автор все запомнил? Я на свою память особо пока не жалуюсь, но такого количества подробностей "той жизни" я бы сам не вспомнил. А читаю - и все они всплывают в памяти. Понятно, что мои школьные и студенческие годы, проведенные в Барнауле и Томске, отличаются от жизни в городе-заводе Набережных Челнах. У нас, насколько я знаю, не было такого разгула подросткового бандитизма, ну или я с ним не сталкивался, так как все же был домашним мальчиком. Но вот это "с какого района" было и у нас, конечно, хоть и не в такой степени. В общем, то, что касается позднесоветского быта, как подростков, так и взрослых, читается очень интересно. Менее интересны, на мой взгляд, производственные страницы, посвященные КАМАЗу, но их не так много. Так что если кто хочет поностальгировать по детству 80-х - вам сюда.

Tags:

32 comments or Leave a comment
День 5, 21.8, вторник. Холм, секс и печенка

   Поскольку накануне вернулись из Диснейленда очень поздно, день решили провести на расслабоне. А то ноги гудят, а завтра еще Астерикс запланирован!
   Встали поздно, прогулялись по близлежащим магазинам и пошли в находящийся неподалеку музей Аrts et métiers, посвященный техническим изобретениям. Музей небольшой, мы его часа за два обошли. Ну то есть я бы там и еще побродил. Где я еще увижу самолет Блерио в натуральную величину или один из первых автомобилей Рено? Ну и всякая бытовая техника: телефоны, патефоны,  фотоаппараты, компьютеры и прочее от Ромула до наших дней. Я бы ходил и изучал, но Мише в какой-то момент надоело. По-моему, единственный вид музеев, в которых он может находиться долго – это зоопарки. Ни техника, ни оружие его особо не заинтересовали, а уж о том, чтобы пойти в музей древностей или художественный и речи не шло. Увы. Надо над этим поработать!
   Пробежавшись по музею, зашли в несколько магазинов по дороге домой, что-то перекусили и отправились на Монмартр. Туда решили поехать на метро, а обратно спуститься пешком.
   Посмотрели на Сакре-Кер снаружи: чтобы зайти, пришлось бы отстоять нехилую очередь, да и смысла особого не было: Миша уже был в Нотр-Даме, а я и в Сакре-Кер 12 лет назад, не думаю, что она сильно изменилась за это время.
Площадь художников на этот раз меня разочаровала. Наверное, я ожидал какого-то вау после первого визита, но тогда это был наш первый день в Париже, а на этот раз предпоследний. Да и сама площадь, как мне кажется, изменилась: картин продают мало, и они все какие-то одинаковые, а в основном рисуют портреты подвернувшихся туристов. Тетки-шарманщицы, которая привела меня в восторг тогда, на этот раз не было. Правда, недалеко от площади какой-то мужик наяривал на баяне все ту же «Жизнь в розовом свете». Видимо, визитная карточка Монмартра. К слову, она и у меня в голове крутилась чуть ли не всю неделю пребывания в Париже, за исключением «дассеновских» мест: Люксембургского сада и Елисейских полей. Ну и детских парков, разумеется, какая уж там Пиаф в Диснейленде!
   Потом мне почему-то захотелось спуститься к пляс Пигаль. Причем не по прямой, а по маленьким улочкам. Почему-то я думал, что они будут особенно колоритными. Но нет, как-то достаточно обыденными оказались. Свою ошибку я осознал, когда мы вышли на бульвар Клиши, где я, сориентировавшись, быстро предложил идти по центральной части, чтобы Мише не так бросалась в глаза назойливые витрины секс-шопов и вывески секс-шоу на зданиях по обеим сторонам бульвара. Впрочем, Миша и так не обращал на это безобразие внимания, по крайней мере, моего, и не задавал лишних вопросов.
    Короче, поход на Монмартр оказался не очень познавательным. А ведь я так хотел туда вернуться! Наверное, придется это сделать еще раз. Доползли до дома уставшие, куда-то выходить на ужин было в лом, и я выскочил пробежаться по окрестным магазинчикам в поисках пропитания. Купил в мини-гастрономе каких-то паштетов и фуа-гра. Надо же его (или ее, это ж печенка?) когда-нибудь попробовать, а Париж – самое подходящее для этого место. Впрочем, я подозреваю, что фуа-гра из супермаркета – это не совсем правильный фуа-гра (кстати, в дьюти-фри он стоил в несколько раз дороже, что ни о чем особо не говорит, однако же). В общем, меня это фуа-гра не впечатлило, паштет как паштет, да еще и со специфическим запахом. Не стоило из-за этого так издеваться над гусями. Сало вкуснее, однозначно.


День 6, 22.8, среда. В гостях у галлов

   Посещение парка Астерикс было запланировано на последний день. Так получилось – билеты я покупал еще дома, а скидка давалась при приобретении минимум за неделю. Но, поскольку все происходило за несколько дней до поездки, то оставался только вот этот последний день.
   Выехали несколько позже намеченнного, так что на месте были примерно через час после открытия парка. Возможно, поэтому не смогли найти Рапид пасс ни на один аттракцион. Так я и не понял, где их выдают. У самих аттракционов не нашел. То ли на входе, то ли на сайте вообще, то ли они кончились к нашему приходу. Так что везде пришлось стоять в очередях. Правда, больше получаса – минут 50 – стояли только на один, Менхир экспресс.
   День был очень жарким, поэтому особое внимание мы решили уделить водным атракционам. Тем более, что Миша не любит быстрых горок. А водные – они не быстрые, но мокрые, что было приятно в жару. Побывали на четырех, кажется, все, что нашли. В самом конце я затащил Мишу на Трансдемониум – ужастики. Раз уж в Диснейленде не получилось, там дом ужасов был на ремонт закрыт. Итого вышло всего 6 аттракций – мизер по сравнению с Диснейлендом. Плюс еще три шоу, самым крутым из них, конечно, было выступление дельфинов и морских львов. Бой римлян с галлами несколько примитивен, но смотреть можно. А иллюзионист – потраченное зря время, на мой взгляд. Тем более, что он все представление трепался на непонятном нам языке. Миша еще хотел на «Похищение Джоконды» пойти, кажется, это тоже цирк, отговорил его.
   Больше всего жалко, конечно Зевса, на котором мы были с девчонками. Но когда мы к нему подошли, обещанное время стояния в очереди было полтора часа, столько мы не могли себе позволить. А потом уже и не дошли до него, он в углу расположен. Да и Миша не сильно хотел туда. Так что мы ограничились только фотографированием трусиков Зевса в цветочек.
   Парк сам по себе отличный – много зелени и воды. Но организация куда хуже, чем в Диснейленде. Вот сразу видно где американцы, а где галлы заведуют. Куча времени уходила на поиски начала очереди на аттракцион. Я понимаю, что я плохо ориентируюсь на местности, но в Диснейленде мне это не мешало. Карты в Астериксе не очень понятные, а сотрудники встречались крайне редко. Мало питьевой воды, мы, кажется, только одно или два места нашли. Туалетов, впрочем, достаточно.
Парк увеличился по сравнению с прошлым разом, добавили целую область Древнего Египта и еще какие-то аттракции. Сравнил потом карты: штук на 7 аттракционов больше стало. По-прежнему основная масса посетителей местные. (Я вообще выяснил, что многие израильтяне даже не знают про Астерикс). Русскую речь мы слышали только раз, иврита вообще не слышали, да и английского маловато.
Закрывается он рано, в 6 вечера, еще и поэтому мало успели. Зато рано вернулись в город. Не заходя домой, отправились на Сен-Луи за мороженым, т.е поели его в первый и последний день. На этот раз я догадался попросить земляничное и оно было! Ягодка, правда, только одна досталась.
Пошли на другой берег Сены в поисках ужина и решили остановиться на сушильне. Взяли на двоих красивую лодочку с суши, сашими и просто рыбой. Плюс суп, салат и рис. Короче, наелись до отвала. Вот только сфотографировать забыли, нет у нас совсем привычки фотографировать еду!

Про последний день особо писать нечего. Позавтракали, собрались и без помех доехали до Орли. Вышли, правда, не там, но я быстро сориентировался, а автобус наш еще уехать не успел. Сдали оба наших маленьких чемодана в багаж бесплатно, с собой по рюкзачку с провизией взяли. Правда, на проверке обратили внимание на наши бутылки с водой. Я демонстративно хлебнул оттуда, чтобы доказать, что это вода, но нет, не положено, и все. «А ребенку водички в полете?» Девушка поинтересовалась, сколько лет ребенку и, узнав, что 10, сказала, что все равно нельзя. Пришлось нам одну бутылочку распить и взять пустую с собой, мы ее после контроля снова наполнили. Вторая уже не полезла. Я Мише предложил незаметно и ее в рюкзак сунуть, но он же правильный! Нет, говорит, раз сказали, что нельзя, значит, нельзя. Пришлось выкинуть. Впрочем, в самолете мы от жажды не страдали.

Общие впечатления: об арабах, геях и мечтах

Мне кажется что во второй раз Париж мне понравился больше, чем в первый. Что-то было уже знакомо. Куда уверенней я себя чувствовал на улице, имея интернет и английский. Скорость передвижения нас двоих была больше, а индивидуальных желаний сиречь  капризов – меньше, чем в прошлую поездку.
Поначалу у меня было желание выпить чашечку кофе за столиком прямо на улице, глазея на проходящих мимо парижан и парижанок. Но как-то не срослось, о чем я писал выше. Не нашел, чтобы в одном месте был и кофе и вкусные пирожные, завтрака такого было бы маловато на весь день, да и Мише это было неинтересно. А реализацию идеи выпить кофе, сидя на улице в шайтан-кафе, т.е. в кафе-шантане, придется перенести на следующий визит в Париж. Так же как и поесть в аутентичном французском ресторане. В прошлый раз мы ели в Макдональдсе и в китайском, в этот – два раза в пиццерии и один раз в сушильне. С французскими как-то не выходит пока.
Жилье. Квартира однозначно лучше гостиницы, особенно если расположена в самом центре как наша. Правда, этим, пожалуй, все ее плюсы практически исчерпываются. Маленькая она очень, на одного нормально, а двоим взрослым уже тесновато будет. Впрочем, как спальное место вполне сгодилась бы, будь диван поудобнее и не такой скрипучий. Ну и нормальный стол со стульям бы не помешали, а то там были барные сиденья высокие, которые приходилось придвигать к шаешу. Ну самая фигня – это всего два маленьких полотенца, отсутствие шампуня, почти полное отсутствие туалетной бумаги и обмылок мыла. С этими проблемами хозяйка справиться не смогла. Ее в Париже не было, а коробка, якобы доставленная после моей просьбы уборочной командой к дверям квартиры, куда-то бесследно пропала. Бывает.
Это мой третий опыт съема квартиры через Airbnb, первые два были в Праге, но там мне помогли с поиском. Эту я нашел самостоятельно и, в принципе, по соотношению цена/качество она неплоха, если бы не досадные недоразумения, упомянутые выше. Ну и шумновато было по вечерам, все же центр – метров 100 от Центра Помпиду. Впрочем, с закрытым окном шум нам не мешал. Мешала духота, но это просто жарко было в те дни в Париже.
С погодой нам, кстати, я считаю, очень повезло. Ни разу ни капли дождя. Солнышко грело, и даже если оно пряталось за облака, было тепло.
Улицы Парижа выглядят вполне прилично. Правда, Миша был очень удивлен наличием клошаров, устраивающих себе ночлег прямо у стен домов. Как мог, попытался ему объяснить, что этот образ жизни их устраивает. Уличными туалетами по назначению мы ни разу не воспользовались, поэтому даже не знаю, стали ли они платными. Зато на стенах этих общественных парижских туалетов были, нет, не надписи на русском языке, а карты местности, что нам иногда очень помогало в ориентировке.
Почему-то многие в Израиле после возвращения спрашивали у меня, много ли в Париже черных и арабов.
Каюсь, черных не считал, по-моему, не больше, чем было 12 лет назад. И вообще, я больше обращал внимание не на чернокожих парней, а на белых девушек. Я расист, да?
А арабы? Наверное есть, но я как-то не обращал на них внимания. Какая-то интеракция с ними была разве что пару раз. Первый – это тот чувак на Елисейских полях, а второй – водитель Орлибаса на обратном пути в аэропорт, который на вид мне показался похожим на араба (может, и ошибаюсь, бурнуса на нем не было). Он нам вызвался помочь купить билет на автобус в автомате, а потом, когда я вышел в аэропорту не на той остановке, довез куда надо. Очень приятный мужик! Были какие-то мусульманские семьи и в детских парках, и в других турместах, но нам они совершенно не мешали, как и мы им. Мне, честно говоря, вообще пофиг, кто ходит со мной по одним улицам, арабы ли, японцы ли, испанцы или прочие разные шведы и даже негры непреклонных годов, пока они не смотрят в мою сторону косо, не орут на меня и не бросаются с ножами.
А, вот еще интересный момент. Некоторые переходы были раскрашены радужной раскраской. Аналогичные флажки висят и на некоторых заведениях. Возможно, это специфика именно квартала, в котором мы жили, в одном из отзывов на квартиру так и было написано: great location in the gay area. Мне показалось, что и парень, у которого я багеты покупал, тоже из этих, из радужных. Но я в этом совсем не разбираюсь, да и не все ли равно? Главное, чтобы багеты вкусные были, а флажок пусть хоть пиратский висит.
Все запланированное на поездку мы выполнили практически полностью. Но для себя я решил вот что. Когда я стану большим и снова поеду в Париж, но уже без детей, то моя программа будет такой:
Первый день – Лувр, потому что я люблю древности.
Второй день – Музей Армии, потому что я люблю историю и солдатиков.
Третий день – Д'Орсэ и прочие художественные музеи, потому что надо же когда-нибудь!
Четвертый день – просто бродить по улицам и бульварам, от Монмартра до Латинского квартала.
Пятый день – пошуршать листьями в Булонском лесу.
Шестой день – съездить в один из загородных дворцов:  Версаль или Фонтенбло.
При этом поесть, наконец, морских гадов, которые тут дразнятся, гады, на каждом шагу! И выпить чашечку кофе!
Остальные дни еще не придумал. Но у меня еще есть на это время.
Париж подтвердил в моих глазах репутацию города, которому хочется говорить не «прощай», а «до свиданья». А потому, как пела «Машина времени»:
Я сюда еще вернусь,
Мне бы только выбрать день!
О'ревуар, Пари!
 

Tags: , ,

4 comments or Leave a comment
День 3, 19.08, воскресенье. По местам боевой славы.

Понемногу мы начали осваиваться в этом небольшом городке на окраине Евразийского континента и Римской империи, населенном парой десятков миллионов людей и туристов. Уже уверенно ориентируемся в близлежащих к нашему дому улочках. (Для меня, как топографического кретина, это много значит!) Кстати – уже говорим «дом» по отношению к нашей квартире.
Приспособились с завтраком. Я попытался устроить так, чтобы он был в этаком французском стиле (по крайней мере, как многие нефранцузы представляют себе этот стиль). В общем, с утреца, пока Мишка еще валялся в кровати, а последние дни так я вообще не стал дожидаться его просыпания, я выскакивал на улицу. В ближайшем к нам магазинчике (в соседнем доме) продавец выжимал мне поллитровую бутылочку апельсинового сока. В ближайшей булочной (через дорогу наискосок метрах в 30) покупался утренний багет и какие-нибудь пирожные, типа бриошей. Правда, относительно теплым мне удалось застать багет только раз, но свежим и вкусным он был всегда. Так я и не понял, когда же их привозят. Как-то не поленился, пошел аж в 7 утра, думаю, тут-то я их на горяченьком и поймаю и – упс! – обнаружил, что булочная еще закрыта!
Потом мы делили багет пополам. Половинки от половинок съедали за завтраком (я с беконом, Миша просто так), а оставшееся брали с собой на дневной перекус. Ну и кофе, корнфлекс, йогурт и все, что Бог утром послал, так что завтрак был не только вкусным, но вполне сытным. В проживании в квартире есть свои несомненные плюсы! В прошлый раз, когда мы жили в гостинице с завтраком, этот самый завтрак разноообразием не блистал: кофе/чай, булочка с джемом, круассан. Первые пару дней это было терпимо, но потом поднадоело. А тут мы сами себе хозяева были в плане еды.
Все-таки хорошо, когда едешь за границу с сыном! Под это дело можно сходить в такие места, куда никогда бы не пошел с девчонками. Нет, я не о злачных заведениях Монмартра! А о том, что соответствует десятилетнему возрасту.
Начали мы день с птичьего рынка возле Нотр-Дама. Вообще-то там продают цветочки, орхидеи там всякие и т.п. Но по воскресеньям торговцы приносят туда всяких птичек. (Это нам Маша рассказала, как главный знаток Парижских тайн в нашей семье. За последние полтора года уже трижды здесь побывала).
Птичек, правда, было, не так много, но все равно симпатичные: попугаи, канарейки и прочее украшение клеток, бессмысленное с кулинарной точки зрения. Запомнилась стоящая на земле клетка  с какими-то желтенькими канарейками, которую обступили уличные голуби. И смотрят на них как санкюлоты на дворян в далеком 1789-м. Того и гляди именем ррреволюционного трррибунала на гильотину отправят. Но мы не стали дожидаться и пошли к настоящей истории – в Дом Инвалидов.
На площади возле этого самого дома обнаружили выставку старинных автомобилей. Не так много, как мы когда-то видели в Латруне, но посмотреть есть на что. Выглядят машинки совсем не по-инвалидски: ухоженные, хромированные, блестящие. Самые внушительные, конечно, американцы 50-летней давности, типа шевроле и корвета. Но и европейцы в грязь лицом не ударяют.
Ну и зашли, наконец, в Музей Армии. Из этого музея Миша смог вытащить меня  часа через три. Основные залы мы успели посмотреть все, но через последние, где-то века с 18-го по 20-й, пронеслись уже легким галопом. Миша сказал, что все тут одно и то же: солдаты, оружие... А я бы там застрял на дольше, причем везде. Меня как раз больше заинтересовала история первой и второй Мировых войн, на которой Мишка уже совсем спекся. Куча кинохроники, документов, интерактивные карты сражений. Эх... Под конец Миша заинтересовался макетами крепостей и замков, даже согласился подняться ради этого на последний 4-й этаж.
Познакомились с одним из смотрителей. Я у него спросил что-то по-английски, он ответил и поинтересовался, какой у меня родной язык. Когда я сказал, что русский, обрадовался и уже на русском сказал, что его зовут Игорь, в Париже он 27 лет и в свободное от работы в музее время проводит экскурсии. Увлекается историей терактов 11 сентября, являясь приверженцем конспиративной теории, что американские спецслужбы все сами устроили. Мне несколько странно было слышать такое от человека, столько прожившего на Западе, но спорить я не стал. Ожидал, что он и про еврейское участие что-то скажет. Но нет, не сказал, а узнав, что мы из Израиля, сообщил, что там уже дважды был и осенью снова собирается в Эйлат. Он нам потом еще раз помог, причем по своей инициативе, заметив, что мы что-то ищем.
Разумеется, постояли у саркофага Наполеона, ну и пошли дальше, в сторону Марсова поля.
На Ту Самую Башню Мишка подниматься отказался, а я, разумеется, не настаивал. Я там наверху уже был, и отстаивать снова огромнючую очередь не было никакого желания. На всякий случай мы все-таки проверили, что очередь действительно огромнючая (даже чтобы зайти на территорию под башней, где, собственнно, очередь на подъем начиналась) и с чистой совестью пошли на свободу.
Эйфелева башня снова подтвердила для меня свою славу места неожиданных встреч. В прошлый раз мы наверху познакомились с русскоязычной семьей из Германии, которые оказались нашими земляками - сибиряками из Кузбасса. А в этот раз при переходе от башни к Трокадеро Миша неожиданно заметил своего друга-одноклассника с папой и братом. Вообще-то наша встреча была запланирована, но на следующий день, в Диснейленде. Но вот так случайно получилось днем раньше. Париж – город маленький. Долго с ними не болтали, забили стрелку на завтра и разошлись по своим делам. Мы – в сторону Елисейских полей. При этом получилось как в том анекдоте про секретаршу, работающую в министерстве культуры. Дело в том, что Миша ни в какую не желал, чтобы кто-то из посторонних людей нас двоих сфотографировал. То ли боялся, что мой телефон уведут (кому он нужен?), то ли еще что, в общем, на все мои уговоры отвечал решительным отказом. Так что пришлось даже впервые в жизни сделать селфи (дерьмовое, разумеется), чтобы запечатлеться вместе на фоне башни. И только когда мы распрощались с Итамаром и его семейством, до меня дошло, что можно ж было его папу попросить сфотать нас! Он-то не чужой. Но умная мысля приходит опосля. Хорошо хоть я на следующий день в Диснейленде не растерялся.
Дошли до Триумфальной арки, посмотрели на нее со стороны. По Елисейским полям промчались в темпе гитлеровской армии 1940-го года. Делать там особо нечего, разве что любоваться красивыми Феррари, которые на этих полях пасутся. (Кстати, «Купание красного коня» - это же про мойку Феррари, да?)
Где-то по дороге ко мне обратился сидящий на обочине араб-попрошайка, по виду инвалид: «Салам!». Я машинально ответил: «Алейкум» и опять вспомнил этот анекдот про секретаршу и прачечную. Ведь надо было ж ему «Шалом» сказать! Вот было бы прикольно посмотреть, как он, позабыв о своей инвалидности, за мной бы припустил! Но опять стормозил, увы.
Совершенно не порадовал нас большой Диснеевский магазин игрушек. Даже не ценами, а отсутствием каких-то мало мальски интересных игрушек на Мишин возраст. И чего там люди толкутся?
Посмотрели на иглу Клеопатры, Вандомскую колонну, Пале Рояль (там в витрине были выставлены сногсшибательные солдатики по еще более сногсшибательным ценам) и пошли в сторону дома.
По пути опять решили пиццей побаловаться, наивно подумав, что в Париже все пиццы хороши. Лень было искать вчерашнее заведение, да и далековато оно было относительно, поэтому нашли что-то подешевле и поближе к дому. К тому же там вместе с пиццей еще салатик подавали и что-то еще, типа бизнес-ланча. Увы, мы прокололись. Надо было обратить внимание, что обслуживающий персонал явно ближневосточного происхождения, откуда у них хорошая пицца? Так оно и оказалось. Тесто невкусное, типа израильского, чуть подгоревшее, ну и начинок не такое разнообразие. Короче, не гонялся бы ты, поп, за дешевизною.

День 4, 20.8, понедельник. Галопом по Диснейленду

И вот он наступил, один из главных дней нашей поездки, ради которого, во многом, она затевалась. По такому случаю встали пораньше, хотя все равно приехали ближе к 11 утра. В RERe по дороге какой-то баянист наигрывал русские песни: Подмосковные вечера, Дорогой длинною, Очи черные, Калинку и т.п. (Через день,  по дороге в Астерикс, мы снова слышали примерно тот же репертуар, видимо, мужик все электрички по утрам окучивает или просто нас преследует.)
Диснейленд как всегда замечателен и мало изменился за 12 лет. Я потом сравнил старую и новую карту и выяснил, что количество аттракционов осталось прежним, разве что у одного поменялось название, а в другие добавили какие-то современные реалии типа переживающих сейчас новую популярность «Звездных войн».
Мы с Мишей вдвоем успели больше, чем с Таней и тремя девчонками, что объяснимо – он постарше, я более-менее знал, куда идти, ну и на всякие паузы меньше времени уходило. Так что мы побывали на всех аттракционах, которые он захотел. От пары самых крутых американских горок сын отказался, сказав, что не любит скорости. Хотя после самых первых, куда я его затащил в начале, он выразил мнение, что это самая веселая вещь в его жизни. Но больше, почему-то, веселиться таким образом не захотел.
После этого Мише еще больше понравился Small world, а потом еще больше – Питер Пэн. Между прочим, тем, кто все-таки ждет от меня каких-то советов, рекомендую на Питера Пэна взять фастпасс прямо сразу. Мы так сделали и потому попали туда. Потому что аттракцион очень популярный, очередь туда огромная и фастпассы довoльно быстро кончаются. А посещения он стоит. У меня и во второй раз был полный восторг. Хотя полет и продолжается всего минут пять. Я так и сказал Мише, когда мы вышли: «С фастпассом еще куда ни шло, но вот стоять больше часа в очереди из-за пяти минут – это я бы еще подумал». И русскоязычные девчонки, которые сидели за нами в той же лодочке и выходили следом, тут же подтвердили: «Да-да».
От всего парка у меня, конечно, уже не такое восторженное впечатление, как впервые. Видимо, эффект новизны пропал, да и постарел, хе-хе. Но все равно все сделано и организовано круто и профессионально. И аттракционы, и общий сервис, и парад героев, и, конечно, финальный салют с лазерным шоу, которых мы ждали, сидя на травке, больше часа, благо делать было больше нечего: всюду побывали, а жрать не хотелось. Но дождались, полюбовались, а потом быстро рванули на поезд.
Тут я опять несколько лопухнулся, примерно как 12 лет назад. Почему-то я решил, что бОльшая часть народу пойдет именно на поезд, и отправился за самым крупным потоком. Но вскоре оказалось, что толпа эта идет в местные гостиницы. Я это заметил достаточно быстро, так что мы развернулись на 180% и с помощью добрых людей поезд таки нашли. Когда запрыгивали, спросил по-английски у пассажиров, идет ли этот поезд до Парижу, и мне по-русски ответили: «Да». Это были все те же девчонки с «Питера Пэна». Мы с ними потом и в метро вместе ехали. Поезд был уже полностью забит, так что пришлось всю дорогу стоять. Но больше никаких эксцессов не было. Благополучно доехали до метро, перешли на свою ветку и высадились на уже обжитом Hotel de Ville. Несмотря на то, что все прошло гладко и без опозданий, дома были только в час ночи. Потом еще чайку попили, ну и Мишка вырубился, а я еще почитал/пописал немного. Насыщенный выдался день!

Tags: , ,

14 comments or Leave a comment

Необходимый дисклеймер, он же преамбула.
По традиции, попытаюсь рассказать об очередной заграничной поездке, благо, у меня их не так много бывает. Этот текст совершенно не претендует на роль путеводителя и вообще какого-то бы ни было справочника. Это всего лишь дневниковые записи о недельном пребывании двух мужчин в славном городе Париже. Так что рассказ этот подобен планете планета Шелезяка: туристической информации – нет, полезных советов – нет, населен исключительно нами и нашими похождениями и впечатлениями. Короче, я вас предупредил.
Ну и еще одно: альбом фотографий из поездки лежит в моем фейсбуке. В пост решил не вставлять. Вот ссылка: https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10156688016393809&type=3


День 0, 16.8.18, четверг. Квест.

В таком составе за границу мы еще не ездили. Он, т.е. состав, был чисто мужским: я и Миша. Ребенок болтается дома на каникулах, а я болтаюсь дома без работы. Все остальные члены нашей семьи чем-то заняты. Так что решение созрело само собой: ехать надо! Достаточно быстро определились и с местом. Миша выразил желание посетить какие-нибудь парки аттракционов. А я таковых в Европе знаю не так много. Итальянское озеро Гарда и немецкий Черный лес отпали, потому что там нужна машина, а впервые брать в аренду машину за границей я бы предпочел в компании еще одного взрослого. Голландский Эфтелинг отпал, потому что его одного мало, т.е жить надо в Амстердаме и оттуда выезжать, что, опять же, без машины проблематично. Так что оставался только Париж, где таковых парков целых два, к тому же они хорошо мне знакомы. Ну и, кроме парков, развлечений в Париже для ребенка хватает, опять же проверено. Плюс Миша узнал, что сразу несколько его друзей едут во Францию, а один так вообще будет в Париже одновременно с нами. Ну и Маша наша как раз в эти дни гостила в Париже у своей подружки. Первоначально мы тоже планировали остановиться у них, но не срослось, так что в экстренном порядке пришлось обращаться к помощи Airbnb, где мне удалось забронировать симпатичную квартирку-студию в самом чреве Парижа, метрах в 200 от Центра Помпиду, за вполне приемлемую цену, 1700 шек с хвостиком на неделю. Но об этом позже. Билеты от лоукоста Трансавиа тоже обошлись недорого, по 1200 на нос. Так что поездка обещала быть достаточно бюджетной. Если бы не грабительские цены в эти детские парки, конечно, но что поделаешь.

Вообще, эта поездка стала самой спонтанной в моей жизни.Collapse )

Tags: , ,

26 comments or Leave a comment