Alpaka

На голубом экране

По телевизору меня показывали только один раз. По крайней мере, из того, что мне известно. Может, засветился еще где-нибудь в какой-то криминальной хронике, но я про это не знаю.
А тот раз был, когда я учился в седьмом классе. Я тогда был очень активным филателистом. Повторяю по слогам: фи-ла-те-лис-том, а не то, что вы, пошляки, подумали. Короче, марки собирал. И ходил в городской КЮФ имени Кренкеля. КЮФ – это, как многие догадались, Клуб юных филателистов. А Эрнст Кренкель – радист-папанинец – тоже собирал марки и был какое-то время председателем Всесоюзного общества этих самых, ну вы поняли. Впрочем, к описываемому мной периоду он, кажется, уже помер. Но имя осталось.
Возглавлял наш клуб один пенсионер по имени Захарий Борисович. Раньше он вроде бы на телевидении работал, а на пенсии решил заняться воспитанием молодого поколения. В общем, довольно любопытный человек был. Помимо обмена/купли/продаже марок он нам что-то рассказывал, приглашал в гости интересных людей (помню встречу с известным писателем Львом Квином), короче, времяпровождение было очень занимательным. Некоторые мои более ушлые одноклубники занимались каким-то нанобизнесом: крутились на взрослом обществе, что-то там покупали и потом перепродавали своим товарищам. Но мне эта коммерция была чужда, я иногда покупал себе что-то на карманные деньги, выдаваемые родителями, но в основном предпочитал пополнять свою коллекцию через магазин «Филателия».
Как-то мне в числе активных участников клуба предложили поехать в Артек на Всесоюзный слет. Разумеется, я не отказался.
Поездка в Артек – это отдельный рассказ, выходящий за рамки данного повествования, но одним из ее последствий оказалось то, что когда на краевом телевидении решили снять передачу, посвященную юным коллекционерам, меня вместе с еще парой ребят пригласили поучаствовать.
Все было по-взрослому. Настоящая телестудия, с яркими лампами, которые назывались по-космически – юпитерами. Программу должен был вести самый популярный диктор краевого ТВ – Сергей Степанович Марков, для нас – дядя Сережа (вот зачем у меня в памяти все эти имена застряли, а?) Перед началом он произнес какую-то загадочную фразу: «Еще и не такие дела заваливали», и понеслась.
В то время я был человеком совсем не публичным (хотя я и сейчас далек от звания трибуна, разумеется, но хотя бы какой-то опыт говорить перед большим количеством народа появился). Весь мой опыт внеурочных выступлений перед аудиторией заключался в чтении политинформаций классу в начале школьного дня. Была у нас в классе такая почетная обязанность: по очереди читать накануне газеты, а на следующее утро рассказывать одноклассникам про подвиги израильской военщины и зверства сальвадорских партизан. Ну или наоборот.
Но в студии особой робости я не чувствовал. Дядя Сережа умело вел разговор, нам оставалось только отвечать на вопросы. Честно говоря, я мало что помню из своего выступения. Рассказал что-то про Артек, что-то о своем увлечении. На каверзный вопрос, в каких школьных предметах помогает мне коллекционирование марок, включил логику. Раз я собираю марки по темам Флора и Фауна, следовательно, это должно помогать мне в биологии. Так и сказал. (Хотя в седьмом классе мы вроде бы анатомию человека проходили, вряд ли тут мне бы марки помогли). Вполне мог бы сказать, что и в географии, поскольку благодаря филателии я узнал о существовании таких, например, экзотических стран как Дагомея или Бурунди. Но знание это в курсе школьной географии мне особо не пригодилось. Географ наш, в отличие от героя книги Иванова, был мужчиной очень положительным, высоким и солидным, висел одно время на доске почета возле моего дома (мы его портрет снежками закидывали), был директором школы и гордо носил прозвище Жираф. А главным его требованием от учеников по предмету было тщательное и аккуратное раскрашивание контурных карт. Цветными карандашами или натертыми грифелями, строго в нанесенных границах и без помарок. Тщательность и аккуратность в рисовании никогда не были в числе моих достоинств, и филателия мне в этом деле помочь никак не могла. Поэтому, несмотря на то, что я знал столицы всех существующих на тот момент государств, включая крупные колонии, а также мог рассказать в каком бассейне добывают уголь, а в каком наоборот, нефть, в аттестат за 8 класс мне пошла четверка. Но на последующие оценки это уже никак не повлияло. Впрочем, я отвлекся.
Через какое-то время передача вышла в эфир. Кажется, это было ближе к вечеру, а мы учились во вторую смену, в общем, во время трансляции я сидел на уроке. Поскольку ни интернет-архивов, ни повторных эфиров тогда не было, я сообщил о передаче своей классной, и та ради такого дела отпустила меня с урока в учительскую, где стоял единственный на всю школу телевизор, ну и сама заодно пошла. Посмотрели вместе. Особенно мою классную – математичку -  умилило мое высказывание насчет биологии. Раньше я в пристрастиях к этому предмету (его у нас вела Елена Семеновна или Сергеевна, по прозвищу Эвглена Зеленая) замечен не был, а увлекался как раз математикой. Объяснять свою логику я не стал.
Кстати, у нас почему-то были популярны «животные» прозвища учителей. Помимо упомянутых выше в школе преподавали историк Пингвин, физик Слон и историчка Мышка. Ну и еще трудовик-чертежник Гост, он же Гнус. Ходила такая загадка: «Чем Московский зоопарк отличается от нашей школы? Тем, что в зоопарке нет Чебурашки, а у нас есть». Чебурашкой был завхоз Алексей Алексеич, плотный коренастый лысоватый мужичок.
Двойные имена-отчества у нас тоже были популярны, даже тогда, когда это еще не было трендом. Вдобавок к Алексею Алексеичу были также Василий Васильевич, Виталий Витальевич и Николай Николаевич. А вот Владимира Владимировича не было, ну и слава Богу.
А к чему я это все вспомнил? Через без малого четыре десятка лет мне снова довелось попасть в телевизор. На фестивале «Рыцари Иерусалима» мы с Мишкой и его другом чем-то привлекли внимание журналистки RTVi и она взяла у нас миниинтервью. На этот раз времени подготовиться у меня не было, так что нес я, по-моему, какую-то чушь, хорошо, что из этого оставили секунд 15. Это примерно на 5:30. А примерно через минуту Мишка и Рон проводят показательный бой на мечах. На самом деле, я вообще забыл об этой съемке, разумеется, пропустил день эфира и вспомнил об этом только дня три назад. Хорошо, что теперь есть интернет-архивы!
https://rtvi.com/progulki-po-izrailyu/rytsarskiy-turnir-v-ierusalime-i-zhizn-rossiyskogo-aktera-v-izrailskom-teatre/
Alpaka

10 признаков наступившей израильской зимы

1. До следующих праздников очень далеко
2. Начинаешь прислушиваться к прогнозу погоды
3. При выходе на улицу надеваешь закрытую обувь вместо сандалий и длинные брюки вместо шортов
4. А дома приходится сидеть не как на пляже в трусах с пальмами, а в тренировочных штанах и футболке
5. Появляется первая клубника
6. Офисный кондиционер, включенный на тепло, уже не вызывает резкого раздражения
7. Мытье машины теряет актуальность
8. Где-то на видном месте на входе в квартиру все время маячат зонтики
9. В басссейн приходится ехать не сразу в сланцах, а в кроссовках
10. В сауну заходишь не охладиться, а погреться

Нет, у нас пока зима еще не наступила!

Alpaka

О легализации

Нет, это не о наркотиках, а совсем о другом. Стало интересно: каким образом легализоваться попаданцу? Конкретизирую: случайно заброшенному в другое время неподготовленному человеку.
О нынешнем времени вообще разговор не идет, в эпоху всебщей компьютеризации это практически невозможно (я не говорю об амазонских джунглях, конечно, а о какой-нибудь цивилизованной стране). И не о временах 19-го века и раньше, когда не было особого контроля. Например, в «Не считая собаки» герои вполне успешно легализовались в Англии викторианской эпохи, хотя в той же Англии времен 2-й мировой войны это оказалось сложнее. При этом они были профессионалами и заранее готовились.
Поговорим, скажем, об эпохе сорокалетней давности, 70-е годы, когда компьютерных баз еще не было.
Может ли наш среднестатистический современник, попав в то время, достаточно продолжительное время вести легальный образ жизни? Я не так много книг читал на эту тему, но мне кажется, что это все равно проблематично.
Из примеров. Есть такая книга «Спасти СССР». (Так себе книжка, но я не о ее литературных достоинствах). Там герой просто перемещается в свое собственное тело, когда он был подростком (кстати, непонятно, куда девался исходник?). Тут все достаточно просто, никто не знает, что в теле школьника 70-х находится сознание взрослого человека 21-го века, ему и легализоваться не надо.
Или вот булычевская Алиса. Она, понятно, девочка, поэтому пристального внимания к себе не привлекает. Кроме того, обзавелась подругой с доверчивой бабушкой, которой скормила свою легенду. Ну и паспортов у детей такого возраста не было. Другое дело, что она потом начинает вести себя неосторожно, раскрывая суперспособности, и органы бы точно обратили на нее внимание, задержись она в прошлом еще на несколько месяцев. Но в целом, более-менее гладко прошло.
А вот взрослому пришлось бы труднее. Ни прописки, ни документов, то есть ни на работу не устроишься, ни квартиру не снимешь. Раскроют в два счета. И это я уж не говорю о проблемах с языком и незнании всяких бытовых деталей.
Вот, скажем, герой Кинга, «11/22/63», который отправился в 50-е годы в маленький американский городок. У него как раз была возможность немного подготовиться, были какие-то деньги, и даже подобие диплома он себе сварганил. Тем не менее все равно разоблачили, пусть и не сразу.
А вы знаете какие-то книги/фильмы, где легализация прошла успешно? Какие для этого должны быть методы?
Нет, я не для себя спрашиваю и даже не для безжжшнофейсбучного друга. Чисто теоретически :)
Alpaka

Как я попал в Вену и не только – 5 – Сборная солянка

Этим креслом постом мастер Гамбс заканчивает партию венских заметок, ибо сколько ж можно тянуть! Так сказать, общие впечатления и обо всем понемногу.
Но сначала о погоде. Она нас в целом порадовала: было и не жарко, и не холодно. И не дождливо. Хотя один раз мы все же попались, классически, в самый первый день. Пока добирались из аэропорта, поняли, что очень тепло, и потому пошли гулять, одетые по-летнему, я так даже ветровку вытащил из рюкзака. Ну и разумеется, по всем возможным законам, вечером начался ливень. Зонтики мы с собой вообще в Вену не брали для экономии места. В общем, мы успели забиться под какой-то козырек где-то на Грабене и ждали, когда ж этот июльский дождик кончится. В голове моей сами собой всплыли картины из прошлого, как мы попали под проливной дождь в первый день в Париже и вымокли до нитки, а Машу чуть не унесло ветром на зонтике. Впрочем, зонтиков-то у нас сейчас и не было, так что эта перспектива нам не угрожала. Ну и Маша за 13 лет стала весить не намного, но больше. Короче, все закончилось благополучно: и дождь, и наш поход. Практически вышли сухими из воды. Но на будущее стали более осторожны. Поэтому, когда в одно из следующих утр мы обнаружили, что слегка накрапывает, то тут же побежали в ближайшую Биллу и купили себе зонтики по 5 евро, с которыми потом не расставались. Стоит ли говорить о том, что дождей после практически не было?

Транспорт. Даже при том, что мы жили в центре, нам удалось попользоваться практически всеми видами транспорта: метро, автобус, поезд. Трамвай остался неохваченным, что, в общем, логично, по центру мы передвигались пешком, а на далекие расстояния трамвай не ходит. Разобраться с транспортом не составило проблем. Проездные на несколько дней мы не покупали, т.к. смотри выше. В аэропорту немного не разобрались, купив билет только на поезд до метро, а уже в метро покупали отдельно. Можно было купить один билет, задав конечный пункт назначения, вышло бы немного дешевле. Проезд довольно дорогой, 2.4 евро. Один раз мы купили суточные билеты, когда поехали в лес с пересадкой, т.е. 4 поездки минимум. Мы этим билетом еще и на следующее утро воспользовались до ж/д вокзала, так что он вполне окупился. Контролера встретили только один раз, когда ехали на поезде в Мельк (или на обратном пути из Кремса, не помню). Но мы все равно честно билеты компостировали!

Жилье. Маша нашла очень симпатичную квартиру около Нашмаркта. Просторная: три комнаты, диван в салоне, кровати в спальнях, кухня, ванная, стиралка, все новое и чистое. Девушка – представитель арендодателя нас встретила, все показала и рассказала. Прислали нам список мест, где поесть поблизости, мы даже им пару раз воспользовались. В качестве дополнительных плюшек была кофейная машина, как пользоваться которой я так и не смог разобраться, и, что гораздо важнее, - переносной модем для вайфая. Так что мы в прогулках по Вене пользовались халявным интернетом, пока этот модем не разряжался. Разительный прогресс по сравнению с 2011 годом, когда с нас в венской гостинице требовали посуточную плату за пользование их вайфаем. (Но тамошние жмоты даже потребовали оплатить телефонный звонок, когда мы с телефона портье такси вызывали, так что, возможно, это не показатель). Так что рекомендую, Michael & Friends или что-то в этом роде.

Free tour по Вене. Решили взять в первое утро. Просто, чтобы освежить в памяти все места. Он бесплатный, в конце на собственное усмотрение можно дать чаевые, мы дали по 10 евро. Тетка много поводила и порассказывала. Почему-то мне показалось, что она делала упор на еврейской теме, на роли евреев в венской истории (действительно вполне значимой), показала памятник жертвам Холокоста, старую синагогу. Извинилась за то, что Гитлер был австрийцем, мол, он, конечно, наш сукин сын, но мы его своим не считаем. Вроде из всей группы под таргет-аудиторию только я подходил, а может, тетенька сама из «наших».

Природа. Одной из самых запомнившихся прогулок по Вене стала поездка в Венский лес. Собственно, хотя формально это еще город, но фактически это уже пригород. Туда пришлось добираться с пересадкой, сначала на метро, потом на автобусе. Поехали втроем, я, Маша и Егор. Эх, отлично погуляли! Деревья зеленеют, листья шуршат, птички поют, стрекозки летают, в общем, все заняты своим делом. Я предполагал от автобусной остановки дойти до некоей обзорной площадки, находящейся на башне. До этой смотровой башни мы дошли, по узким тропинкам и склонам-подъемам. Но оказалось, что она выполняла свои функции давным-давно, а сейчас заколочена и подняться на нее не представляется возможности. Мои спутники про себя, наверное, чертыхнулись, куда я их завел, но поскольку были воспитанные... и далее по тексту про Кролика. Но посмотреть на Вену с высоты-то хотелось. Поэтому мы решили топать до следующей остановки нашего автобуса, где таковая площадка точно имелась. Ну и дошли, конечно, чего бы не подышать свежим воздухом. Вообще, как я уже писал где-то, для меня походы на природу – это важнейшая часть европейских поездок. У нас-то такой природы нет! Даров природы, правда, попалось немного: пара земляничек и немного дикой малины. Но воздух-то, воздух на месте! И безлюдье, почти никого не встретили на протяжении всего маршрута, а протопали мы километров 7, наверное. Нагуляли, короче, аппетит, вернулись, закусили венскими шницелями и непременным пивом.

В общем, какое-то подобие природы есть и в центре Вены – большой городской парк. Правда, толком по нему погулять не удалось, то времени не было, то мокро после дождика. Но пару раз через него я прошел, успел увидеть каштаны колючие. Надо же, никогда в Европе их не замечал, а в последнее время каждый год, то в Париже, то в Вене.

Архитектура. Вена все же больше, чем живой природой, известна своей природой неживой, то есть всякими строениями. Мне, признаться, все эти помпезные сооружения не очень интересны. Но один венский архитектор стоит, так сказать, особняком (каламбур-с). И это, конечно же, Хундертвассер. На этот раз помимо того самого знаменитого дома, виденного в прошлую поездку, нам удалось посмотреть и другие его творения, правда, только снаружи: музей (не успели до закрытия) и завод по переработке мусора. Все оригинально и прикольно, хотя дому, на мой взгляд, уступает.
Из классики не смогли себе отказать в посещении собора Святого Стефана с пешим подъемом на его Южную башню, разумеется, 343 ступеньки. Ну и часы, которые напоминают пражские на Староместской, но с набором деятелей из австрийской истории, начиная с Марка Аврелия, якобы основавшего Вену, и заканчивая Гайдном.

В общем, подвожу итог. После первой поездки в Вену я решил, что вряд ли сюда вернусь, на так уж и зацепил меня этот город. Возвращение состоялось только благодаря Знатокиаде в Брно. Но сейчас я могу сказать, что оно, это возвращение, было очень удачным. В Вене всегда есть что делать. И даже сейчас, когда практически все гештальты уже закрыты, я не исключаю возможности, что снова посещу этот прекрасный город и снова не буду скучать. Так что я не говорю «прощай», а говорю «ауфвидерзеен, Вена!» И благодарю за внимание!

Фото здесь: https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157686420713809&type=3
Alpaka

Как я попал в Вену и не только - 4 – Какая ж Вена без музеев

Вена упорно не хочет ложиться на бумагу. По итогам первой поездки туда собственно о Вене я смог написать только один пост, дальше не пошло. Вот и сейчас охватил Брно и круиз по Дунаю, а Вена по-прежнему в черновиках. Но надо ж когда-то!
Как и любая уважающая себя мало-мальски крупная столица империи (кроме разве что центральноафриканской Банги, но та людоедская империя всего-то неполных три года просуществовала), Вена по самое не хочу наполнена музеями, самых разных жанров и тематик. Кстати, раз уж я о Бокассе вспомнил. Сейчас только прочитал. Знаете, почему пала его империя? Нет, не потому что он сконцентрировал в своих руках неограниченную власть, тоже мне, было б чего удивительного. И не потому, что развалил национальную экономику, по сути там нечего и разваливать было. И не потому, что устроил массовые репрессии, в прямом смысле глотая своих политических противников. Последней соломинкой стал указ, согласно которому все дети обязаны были приходить в школу в специальной форме! Да-да, как в СССР, помните? Только центральноафриканцам покупка формы была совсем не по карману. Начались волнения, бунты, их подавление, в общем, в конце концов пришел лесник в лице французских десантников и всех разогнал. Школьная форма! Безусловно в моем рейтинге самых необычных причин революций эта займет первое место, оттеснив бельгийскую, начавшуюся после спектакля. Ну и первое сентября – это самый подходящий день для этого рассказа.
Это было лирическое отступление, но вернемся к нашим баранам, то бишь музеям. Вообще-то я к музеям как-то не очень. По крайней мере, к классическим. Но быть в Вене и не побывать в музеях невозможно. Особенно, если учесть, что ко всяким дворцам я еще более равнодушен, а шоппинг просто ненавижу. Тем более, что всегда ж можно найти что-то оригинальное.
Первой такой находкой стал музей иллюзий, куда мы пошли в первый же вечер. У него есть несколько плюсов: центральное расположение и небольшие размеры. Последнее также является и минусом. Но он очень милый, со всякими штучками и приколами. Час-полтора вполне можно провести.
Куда более серьезны два музея, находящиеся на одной площади: Музей истории искусств и Музей естественной истории, которые тоже были запланированы мной для посещения.
В первом из них мы с Машей уже были 8 лет назад, но тогда я успел посмотреть далеко не все, сделав упор на исторической части, а картины проглядев наспех. На этот раз решил начать с искусства. К художественным произведениям я, как известно, практически равнодушен. Не цепляют они меня. Но вот Брейгелю все-таки уделил внимание. Люблю, когда на картинах много всяких маленьких фигурок Это я про «Детские игры», которые совсем не детские. Ну и вообще классный мужик был Брейгель, хорошо людей не любил, одобряю.
Короче, обошел все эти картинные залы, отдал должное и натюрмортам Снейдерса, и знакомым по почтовым маркам толстушкам Рубенса, и всем остальным. Вот Арчимбольдо еще молодец, с фантазией, жалко, что там всего четыре картины его висят.
Надолго застрял. Маша от меня давно откололась, пробежала все залы и пошла в Вену по своим делам. А я все же пошел и в историческую часть, поздороваться с египетским бегемотиком, проверить, как он там. За восемь лет, прошедших с нашей предыдущей встречи, он не изменился. Подозреваю, что он и за последние три тысячи лет не особо менялся. Мумии с саркофагами тоже на месте, и римские сменные головы, так что можно было уходить спокойно. Ревизия проведена.
Следующим пунктом моего назначения был Музей Естественной истории, незакрытый с прошлой поездки гештальт. В общем-то, он мог бы вполне оставаться и незакрытым, но в этом же надо было убедиться!
Музей больше предназначен для детей. Очень впечатлила коллекция минералов, если их внимательно рассматривать, то можно зависнуть на несколько часов, но я проскакал быстро, уделяя внимание лишь самым большим и блестящим экспонатам.
Древнеисторическая часть тоже хороша, со всякими ископаемыми окаменелостями и реставрациями. А вот чучела животных современных меня огорчили. Все-таки на зверушек я предпочитаю смотреть на живых, в зоопарках, если уж не получается на воле. А тут... Жалко мне их. И почему не представлены чучела еще одного вида, широко распространенного на Земле? По залу ходили весьма представительные самцы и самки хомо сапиенс, да еще и с татуировками, они бы заняли достойное место в этой коллекции.
В качестве аттракции музей предлагает смоделировать твою внешность а-ля древний человек. Садишься перед фотоаппаратом, снимаешься, выбираешь, кем хочешь быть из древних (неандерталец, австралопитек и т.д.) и получаешь фото, которое могут выслать на мейл. Все совершенно бесплатно! Так я стал неандертальцем.
В предпоследний день, когда основная программа уже была выполнена, мы заглянули на выставку бабочек. Тоже можно назвать музеем. Причем бабочки там были вполне живые, а не засушенные. В общем, примерно как в нашей «Утопии», только бабочек побольше. На час развлечения хватит, если начать гоняться за бабочками в попытках их на себя посадить. На меня одна села, но ненадолго. На Машу они садиться наотрез отказались. А вот к какому-то мужику одна прямо так и прилипла, вообще не хотела с него слетать, сладкий какой И почему-то вокруг нас звучала преимущественно русская и ивритская речь, как нигде больше в Вене.
Ну и вишенкой на торте стало посещение Альбертины, все же не обошлось без еще одного художественного музея. Правда, это не совсем музей, скорее, выставочный зал, названный так в честь принцессы Кристины и ее мужа Альберта, по принципу слова-бумажника или, как пошутила наша гид, как Бранжелина, которая Питт+Джоли. На каждом этаже Альбертины была какая-то своя выставка. Заманивали народ картинами Моне и Пикассо. Пикассо там действительно было несколько картин, а Моне висела всего одна. Зато какая! Одни из его многочисленных кувшинок. И на этот раз я попал. Никак от нее оторваться не мог. Ну как он умудряется достичь такого 3D эффекта? Ума не приложу.
В общем, одна из экспозиций была посвящена искусству 19-20 века (от Моне до Пикассо), разных направлений, по несколько картин на каждое. Тут и упомянутые выше оба, и Кандинский, и Шагал, и Сезанн, и еще куча других. В общем, самое то, чтобы составить общее представление, как раз для меня. И этот этаж был самым интересным.
На другом была выставка фотографий 19-го века, тоже прикольно, конечно, но на любителя. Еще на одном этаже сохранили дворцовую обстановку, такой мини-Шенбрунн, гораздо скромнее, конечно. Зато там проводятся свадьбы! Когда мы там проходили, как раз шла подготовка. Наверное, классно провести свадьбу в настоящем дворце, пусть не королевском, но хоть принцессином.
А вот еще два зала несколько удивили. Один из них был заполнен работами одного художника, Шона Скалли (Sean Scully). Я потом про него в интернете прочитал, оказалось, довольно известный в каких-то кругах. Экспозиция состоит из двух десятков картин, изображающих один единственный сюжет: маленького сына художника, играющего в песочек на пляже. Ну то есть я этого художника могу понять: ему за 60 уже было, молодая жена, сын маленький, поехали отдыхать на какой-то остров в Карибском море, кайфово ему было, вот он и решил остановить мгновение, так сказать. Но 23 картины с одним и тем же! Богатая фантазия у чувака, ничего не скажешь.
Но это все милота и мимими по сравнению с подвальной экспозицией. Там собраны работы какого-то современного художника-акциониста по имени Ницш (Nitsch), не путать с Ницше, хотя можно и спутать, оба сумасшедшие. Вот это лютый пипец, я вам скажу. Видимо, я ничего не понимаю в современном искусстве. Творил этот художник так: брал ведро краски, а еще лучше два, и со всей дури выплескивал на всю стену. Иногда на футболки каких-то супергигантских размеров. И вот этим добром увешаны стены. Причем он подходил к делу творчески. На один зал у него использовалась исключительно желтая краска, на другой – красная, на третий – зеленая. Черный зал меня вобще загнал в глубочайшую тоску, может, это и была цель? Но если бы он только ограничился разбазариванием краски! Нет, он же акционист, туды его в качель! В одном из залов показывали фильм с его акцией. Слабонервным лучше дальше не читать. Животному (кажется корове) разрезали туловище, доставали сердце и кровью обливали участников акции. Меня чуть не вырвало там. Вот так и становятся вегетарианцами, пожалуй. Нет, я не стал, я просто очень быстро оттуда свалил и отправился снова на второй этаж, полюбоваться Кувшинками, чтобы успокоиться. Реально больная психика у человека, но нафига ж это всем демонстрировать? Хотя, опять же, Вена, Фрейд и все такое, где ж еще? Меня, честно говоря, на таких выставках удивляют не сами экспонаты, ну одному то ли ненормальному, то ли троллю позволительно быть, а их посетители, которые ходят тут с серьезными лицами, останавливаются подолгу, чего-то изучают. Может, это все представители фирм, производящих краску? Или работники психоневрологических диспансеров? И тем, и другим там действительно есть, над чем подумать.
Так что искусства в Вене нам избежать не удалось, хорошего и разного. Главное, всего в меру!
Фото:
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157561399453809&type=3&hc_location=ufi
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157556799208809&type=3&hc_location=ufi
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795178809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARCZLJ_KUNpRjhvU-2g5KiFckfYndNd3sYZjlvVCrjE4_7Bh2k6k8EfDvKzKFp7U3clE8p_2J38wG59u
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795178809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARCZLJ_KUNpRjhvU-2g5KiFckfYndNd3sYZjlvVCrjE4_7Bh2k6k8EfDvKzKFp7U3clE8p_2J38wG59u
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473794973809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARAtYfo5yqRaRMDFaiVLune_8qKMnATNSOhNvPgmdCgKaxgfA4u9RPtQMnUBdpgAi2r6TCnEsO3TprOO
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10157473795053809&set=pcb.10157473795258809&type=3&__tn__=HH-R&eid=ARDRnJIS45o_gr_aO7tIBi4dzO0olF4RWtyFS5rS54jySN8q4TLjfnFOkP3wwuPqG-vUwWXciWDtPzdr
Alpaka

Как я попал в Вену и не только - 3 – по Голубому Дунаю

Как полезно знать языки, Дунайская Александрия и что общего между Ричардом Львиное Сердце и Гитлером

Один из дней нашего пребывания в Вене мы решили сделать выездным. Сначала рассматривали опцию Зальцбурга, но изучив вопрос подробнее, я решил, что жалко тратить 5 часов на дорогу, да и сам город мне показался заслуживающим более длительного знакомства, хотя бы 2-3 дня.
Решение нашлось само. В каждом крупном городе я стараюсь совершить путешествие по реке/водоему, на которой он стоит, если, конечно, таковой водоем заслуживает внимания. Ну там, Темза, Сена, Влтава, каналы Амстердама и т.п. А вот Дунай в Вене в прошлый раз оказался неохваченным. Внутри города по нему плавать неинтересно. Можно проплыть до Братиславы, но там мы уже были. И Маша нашла другой вариант, более интересный, пусть не в пределах Вены, но зато с посещением нескольких других городов. Это такой комбинированный маршрут поезд-корабль-поезд, включающий круиз по долине Вахау. Билеты на него продаются тоже комплектом. В общем, день мы решили посвятить этому. К нашей маленькой компании присоединился и Егор, с которым мы накануне сайгачили по Вене и окрестным лесам.
Сначала поезд, о котором сказать особо нечего. Кроме того, что там был вайфай, ну и чистота в вагонах. Первым пунктом нашего назначения был городок Мельк.
Я, как известно, быдло бескультурное, хотя и не имел чести играть в одноименной команде. Поэтому «Имя розы» я смог прочитать только с третьего раза. Но все-таки прочитал. И поэтому название Мельк мне показалось чем-то смутно знакомым именно по этой книге. Ну а после прочтения Вики мои сомнения подтвердились. Во-первых, главный герой Адсон, от лица которого ведется повествование, - монах из Мелькского монастыря. А во-вторых, аббатство это славилось своей огромной библиотекой, которая и послужила прототипом описываемой в романе. И так же, как в романе, она сгорела, не знаю уж, по какой причине. Правда произошло это лет за сто до событий, описываемых Эко. Так что книгу я дочитал очень вовремя, буквально с год назад.
Мельк сам по себе приятный небольшой городок. Его «фишкой» являются абрикосы, это чуть ли не абрикосная столица Австрии. Поэтому на каждом углу продаются конфитюры и абрикосовые ликеры и настойки местного производства, довольно вкусные. Но покупать мы не стали, так как не могли большую бутылку с собой в самолет взять, а маленькие покупать – это несерьезно.
Но главной нашей целью было бенедиктинское аббатство. История у него, если вкратце, такая.
Как-то один ирландец по имени Коломан (может, он, конечно, не ирландец, а еврей Колман или русский Коля, но об этом история умалчивает) решил совершить путешествие на Святую Землю, то есть в наши края. Время тогда было дикое и средневековое и лоукостов еще не было. Поэтому пришлось бедному Коломану топать пешком, даже при том, что происхождения он был знатного, чуть ли не сын правителя. Автостопов ведь тогда тоже еще не было. Короче, дошагал он до долины Дуная (нет, точно не еврей, стал бы он столько ходить на своих двоих), а тут – сюрприз! сюрприз! – идет война. Между поляками и местными. Коломан как-то некстати одной из сторон попался. А поскольку ни на одном из местных языков он был ни бумбум, а гугл-транслейта тогда тоже еще не было, то он не смог внятно объяснить товарищам, что же он делает в расположении действующей армии и в районе секретных объектов, как-то походная кухня, нужник и кибитка полковой маркитантки. После чего был принят за чешского шпиона (ну а кто еще: по-немецки нихт ферштеен, по-польски не розумем, значит, чех!) и по законам военного времени был приговорен к высшей мере. Ну мрачное средневековье, 11-й век, «палочки», что с них возьмешь. В общем, вздернули беднягу Коломана на бузине меж двух разбойников, как Вики утверждает. Потому что когда все учили языки, этот поц учил Священное писание.
Но это все была суровая реальность, а чудеса начались позже. Тело этого самого Коломана полтора года не разлагалось (у меня есть версия, почему так произошло, учитывая его ирландское происхождение. Или тогда виски в Ирландии еще не гнали?).
- Вундер? - спросили сами себя местные жители по-немецки.
- Чудо! – ответили они сами себе, потому что больше ответить им по-немецки было некому.
Ну и прибрали эти останки, чтоб добро не пропало, и разместили их в свежепостроенной усыпальнице местных герцогов Бабенбергов, которые в отличие от Коломана разлагались во всех смыслах. А Коломану посмертно присвоили звание святого и определили на должность покровителя путешественников и повешенных. Лучше бы, конечно, учителей иностранного языка, но меня тогда рядом не было, чтобы посоветовать.
В общем, вокруг этого самого коломанохранилища стали как мухи на ... ну пусть будет варенье, абрикосовое, собираться монахи, организовали там монастырь, аббатство и, самое главное, библиотеку. Потом, правда, эта библиотека сгорела из-за несоблюдения мер противопожарной безопасности (багры пропили, а песок не завезли), но ее восстановили, и она до сих пор функционирует! Фотографировать ее, правда, запрещено, но я изловчился щелкнуть. Красивые полочки и тома внушают, если, конечно, это не муляжи.
Впрочем, еще до посещения библиотеки и собственно здания аббатства мы погуляли по местному парку. Он не очень большой, но разнообразный. Где-то в траве прячутся какие-то фантастические твари: эльфозаяц, слонопотам, черепаха-спринтер, шумелка-мышь и прочая живность, сбежавшая с картин Босха. Где-то в среди деревьев можно наткнуться на пагоду, где-то на старый пруд. Порядок в парке охраняет настоящая змея, которую мы встретили на дорожке. Видимо, она ползла на встречу со своим тотемом, стоящим неподалеку. Где-то разбит небольшой огородик со всякими лекарственными растениями (вроде у Эко тоже такое было) и даже земляникой, угостился парой ягодок. В общем, бохато жили монахи-бенедиктинцы!
Ну а мы поспешили вниз, к Дунаю, где должны были пересесть на белый пароход, который понесет нас по величественным водам великой европейской реки, протекающей по территории 10 государств, в том числе через четыре столицы. Так, это были 15 секунд пафоса и географии, и мы возвращаемся в наш обычный режим.
Оказалось, что до прибытия нашего корабля у нас еще есть время, и мы, перейдя на другой берег (честно говоря не уверен,что Дуная, скорее всего, его протоки), отправились гулять по лесу по системе «полчаса туда – полчаса обратно». В пути были встречены небольшой замок, притулившийся на булыжнике, очень фотогеничная, но совершенно безвкусная земляника и очень большая группа австрийцев золотого возраста, то ли дом престарелых на прогулку вывезли, то ли еще что. При этом пенсионеры очень бодрым шагом обогнали нас и углубились в лес, распевая тирольские песни. Ну а мы вернулись к причалу, загрузились на корабль и начали неспешное плавание, в дороге любуясь на окружающие виды и проплывающие мимо аналогичные посудины.
Ленивая обстановка на кораблике сама по себе располагала к выпивке, тем более, что какое-то подобие навеса на палубе было только над районом кафе. К сожалению, ассортимент разливного пива там был, мягко говоря, скромен. Когда я переспросил официантку: «А что, у вас из разливного только Хайнекен?», та в лучших традициях советского общепита сказала всем своим видом: «Вас много, а я одна! Пейте, что дают!» Пришлось дегустировать австрийский Хайнекен, разница с израильским, прямо скажем, небольшая, но хотя бы холодное.
Путь наш был не очень долог, и следующим пунктом назначения был городок Дурнштайн («дурной камень» что ли?). При прогулке по этому населенному пункту почему-то вспомнилось стихотворение Бродского «Осенний вечер в скромном городке», там где
И если б здесь не делали детей,
То пастор бы крестил автомобили.
Дурнштейн этот насчитывает около 1000 душ и примерно одну улицу с несколькими переулками, но при этом очень такой симпатичный и аутентичный. В узких кругах он широко известен тремя вещами: монастырем августинцев, местом заключения венценосной жертвы рэкета все тех же герцогов Бабенбергов – Ричарда Львиное Сердце и тем, что когда-то этот населенный пункт так полюбился Гитлеру, что тот хотел его выкупить в личную собственность.
Насчет широкой известности августинцев это я, конечно, загнул, про них простому туристу неведомо. Гитлером хвастаться несколько не комильфо, так что остается только бедолага Ричард.
Как известно, попался он по дороге домой из Святой земли, где в составе ограниченного контингента миротворцев из стран НАТО пытался натворить мира. Видать, долина Дуная не очень гостеприимна к уроженцам Британских островов. Но поскольку языками, в отличие от Коломана, владел, да и деньжата у него водились, то был заточен местным властителем в замок в ожидании выкупа.
По большому счету, местные жители по-прежнему, через 800 лет, выдаивают из Ричарда деньги, пусть не из него самого, но путем всяческой эксплуатации этой давней истории. На каждом углу портреты короля, его сподвижников и врагов. Особой популярностью пользуется паж и придворный музыкант короля Блондель, который, по легенде, нашел место его заключения, наигрывая на арфе любимую мелодию Ричарда. Тот, не в силах слышать фальшивые звуки, схватил арфу и заиграл то же самое. После чего не выдержал уже герцог Бабенберг и выгнал обоих взашей без выкупа. Это была моя версия легенды, если чо. На самом деле, все прошло по понятиям: пацаны подогнали бабла, и терпилу отпустили.
Именем Ричарда названа одна из городских гостиниц. Нет, не та, где он томился, поновее. Руины же того замка, где Львиное Сердце мотал срок, расположены где-то высоко-высоко на утесе. Мы, когда подплывали к Дурнштайну, с корабля увидели эти руины и тут же сказали себе: «Нет, ну туда мы точно не полезем, уж слишком высоко». Но глаза, как известно, боятся, а дурная голова ногам покою не дает. В общем, мы, конечно же, полезли и долезли, поднявшись на высоту 300 м над уровнем моря по вырубленным в скале ступенькам (на самом деле, это было проще, чем подъемы в венском лесу накануне, хоть и повыше). Полюбовались с высоты (шикарный вид, как говорил Мишка Япончик), и чего этому Ричарду еще надо было? Сидел бы, да рассматривал, чай, голодом не морили. Ну а потом спустились, прогулялись по местному бродвею и снова на корабль, причем тот же, на котором мы сюда приплыли: он успел смотаться до конечной и вернуться обратно за время нашего восхождения.
Последним пунктом нашей поездки был город Кремс. Он не такой маленький, как предыдущие, и понравился нам меньше. Во-первых, конечно, подустали после скачек по горам. Во-вторых, есть там старый город, но это, по существу всего одна улица. К тому же на этой улице почти все уже было закрыто (около 7 вечера). Так что ни поесть, ни пива попить у нас там не получилось. Да и на поезд опаздывать не хотелось. Так, наскоро полюбовались всякими домиками, которые не сильно отличались от увиденных в течение дня, подошли к какой-то церкви, ну и отправились восвояси, к себе в Вену. Так что поездка получилась очень насыщенной и познавательной, чего и вам желаю!

Фотографии:
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157489426173809&type=3
https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157491671728809&type=3
Alpaka

Как я попал в Вену и не только – 2 - Брно

   Собственно, главной причиной и основным пунктом назначения нашей поездки была не Вена, а этот относительно небольшой (хотя и второй по величине в стране) чешский город, а точнее, мероприятие, которое в нем проводилось – Знатокиада или международный фестиваль по Что?Где?Когда? Я не буду тут подробно описывать, что это такое, тем более, что большинство моих читателей знают это не хуже меня. Скажу лишь, что с тех пор, как Знатокиада покинула пределы своей исторической родины – Израиля, мне на ней побывать не доводилось (израильские ни одной не пропустил). Но тут сложилось сразу несколько обстоятельств. Во-первых, моя любимая Чехия. Во-вторых, добираться в центральную Европу значительно быстрее и дешевле, чем в страны бывшего СССР, где проводили предыдущие Знатокиады. Ну и самое главное – мы наконец-то собрались выехать своей командой, и такой момент упускать было грех. А то все легионерить за границей приходилось. Так что оставалось только понять, как лучше добраться до этого самого Брно. Собственно, приемлемых вариантов было всего два: через Прагу и через Вену (сейчас должна быть избитая шутка, что через вену можно попасть куда угодно). Мы посовещались с Машей и решили, что в Праге мы оба были не по одному разу, причем совсем недавно (я, даст Бог, и еще не раз собираюсь там побывать), а в Вене были однажды, 8 лет назад, и Маша сказала, что мало что помнит с той поездки. Да еще и билеты через Вену оказались чуть дешевле. Так что выбор был сделан. Но о Вене потом.
     Как же мы все-таки попали в Брно? Да самым обычным способом, на автобусе. Венский автовокзал Эдберг, кстати, произвел самое удручающее впечатление. Мне он напомнил автовокзал в Тверии в 2000-м году (сейчас его, говорят, перестроили). Ни помещения, ни нормального туалета, ни табло я не заметил. Даже сидеть там толком негде. И это один из центральных автовокзалов Европы! По крайней мере, географически. Даже пражский Флоренц выглядит приличнее, хотя и вызывает воспоминания о
Back in USSR. В общем, мы с радостью этот автовокзал покинули. Автобус тоже оказался так себе, разве что с туалетом. Это вот на пути из Брно в Венский аэропорт автобус был и с индивидуальными экранами, и с вайфаем.
    В пути мы успели где-то постоять в пробке, уже в Чехии, но в целом доехали без приключений, разве что немного опоздали. Потом проделали небольшой квест в поисках обменника и киоска по продаже автобусных билетов (ну и самого автобуса до гостиницы). В общем, добрались, устроились, все как положено. Гостиница, кстати, оказалась очень недурственной, Пожалуй, единственная претензия была к ванной комнате: отсутствовала шторка и держалка для душа находилась на уровне плеч. Подозреваю, что эти вещи как-то взаимосвязаны, по крайней мере, следствие у них было одно: приходилось мыться сидя. По комментариям потом я увидел, что мы были не одиноки с этими проблемами. Но все остальное было в норме: и постель, и мыла/шампуни, и кровати удобные, и чистота, а уж завтрак так вообще шикарный, так и не удалось попробовать все, что они там давали.  
    Потом я до поздней ночи играл Кубок дружбы и Ржевского, причем третий тур последнего скорее делал вид, что играл. Но описание чгкшных игрищ не является целью этого поста.
     А наутро нас ждала экскурсия. Надо быть, конечно, несколько того-сь, чтобы после четырех часов сна вставать в 7 утра и куда-то ехать. (Ох, как икается той нашей спутнице по поездке в Италию 15-летней давности, которая как-то в сердцах высказалась: «Чтобы нас, да за наши же деньги так гоняли!» Все время ее вспоминаю в таких ситуациях.) Но я справедливо рассудил, что отоспаться можно и в Израиле, а карстовая пещера и пропасть сами себя не посмотрят. Маша меня поддержала. Так что силой воли мы заставили себя подняться, я даже позавтракать умудрился, ну и вперед. Об этом решении мы нисколько не пожалели.
     Экскурсия была сразу в несколько мест: карстовая пещера, пропасть, подземная речка и просто лес. А все это вместе называется Моравский крас. Причем крас – это не от «красиво», а от «карст». Хотя и красиво тоже. Поскольку среди моих френдов минимум четверо (включая дочку) были в той же поездке, то сильно приврать мне не получится. Но если мне все же это где-то удалось, то не стесняйтесь, поправляйте. Дедушка старенький, знаете, где альцгеймер, где мюнхаузен, где просто склероз, в общем, кругом немцы.
     Ну натурально, что можно рассказать словами о сталактитовых пещерах? Это как раз тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз Рабинович напел. Пещер, насколько я понял, мы посетили две. Сначала была пещера Пунквы, названная в честь одноименной реки. Она по уши набита всякими сталактитами, сталагмитами и прочими стала-. Пещера очень большая, куда больше нашего Сорека, хотя словенским ямам наверняка уступает, но я в Словении не был. Забавно, что композиция из стремящихся навстречу друг другу сталактита и сталагмита, между которыми осталось пару сантиметров, называется точно так же как аналогичная в Сореке. Догадаетесь как? Правильно, Ромео и Джульетта. Не знаю уж, кто из них сверху и кто снизу. И не знаю, кто первым его придумал, чехи или израильтяне, подозреваю, что это оригинальнейшее название носится в воздухе и приходит креативщикам в головы независимо.
     А по подземной части этой самой речки Пунквы мы сплавились на лодочках. Больше всего мне этот маршрут напомнил аттракцион в Евродиснейленде «Пираты Карибского моря». Только без звуковых эффектов. Но все равно я ждал, что где-нибудь за углом на нас пират прыгнет. Или череп свесится. Надо бы подать организаторам идею, чтоб экшн был. Еще, поскольку река подземная, то я ждал, что мы заблудимся и она выведет нас в Страну подземных королей. Но увы, королей в этой части Европы уже не осталось, рудокопы вступили в профсоюз, а цвета радуги используются теперь для совсем другого сообщества. Так что мы благополучно завершили свой недлинный маршрут и вскоре оказались в другой пещере, названной в честь некой Катержины. Эта самая Катержина, а попросту, Катька, пошла искать свою заблудившуюся овечку, да так и не нашла (еще бы, в таких-то лабиринтах! А
GPS, наверняка, через толщу пород не ловится). Так и осталась в этой пещере. Меня тут же заинтересовал вопрос, вернулась ли овечка, но на этот вопрос ответа у нашего гида не было.
    Вообще все истории, связанные с этой местностью, какие-то печальные. Взять хотя бы пропасть Мацоха, она же Мачеха. Некая злая мачеха сначала столкнула в пропасть своего пасынка, а потом, в порыве раскаяния, спрыгнула и сама. В общем, все они умерли. Полюбовались мы пропастью со смотровой площадки, куда поднялись на фуникулере, а потом вместо того, чтобы на нем же спуститься, группа товарищей, включая и нас, решила пойти пешком, там недалеко, километра три, тем более, что вниз. Прогулка по лесу – это то, от чего я никогда не откажусь, и это было здорово! Свежий воздух, настоящий лес, ну и все такое прочее. Неплохая зарядка перед основным турниром ЧГК.
     Недосып, правда, сказался позже, когда после двух туров музыкалки, где-то во втором часу ночи, команда моя разбежалась, а у меня уже не осталось сил примкнуть к кому-то еще. Об этом я очень жалею, но что поделать, чем-то приходится жертвовать.
     На следующее утро опять выдалось несколько свободных часов, и мы с Машей отправились вдвоем изучать Брно. При всем уважении к этому городу, мне показалось, что нескольких часов на него вполне достаточно. Ну максимум день, если заходить во все музеи. Мы никуда не заходили, но все основные достопримечательности вроде обошли. Хотя Брно сам по себе крупный город, второй по величине в Чехии, но, в отличие от Праги, старый город расположен компактно.
     Начали мы с Петропавловского собора, ну то есть собора Петра и Павла. Он похож на подобные сооружения в других городах, той же Вене или Праге, только поменьше. С него обзор хороший. Хотя с града Шпилберк, куда мы забрались в самом конце, обзор еще лучше.

Из интересного можно отметить еще статую рыцаря (точнее, маркграфа Моравии с неприличным именем Йобст) на коне с непропорционально длинными ногами. Это не конь, а кобыла вообще-то, но в коня она превращается, если сфотографировать ее снизу специальным образом. Этот ракурс мне подсказали находившиеся рядом немецкие чгкшники, знатоков вообще на улицах Брно попадалось много.
     Из этой же серии для знатоков и часы, выполненные в виде черного предмета фаллической формы, очень напоминающий лондонский небоскреб-огурец Мэри-Экс, только значительно меньших размеров.
     А для неозабоченных рядом находится интересный фонтан, который каплями воды строит картинки и тексты, что-то вроде лазерного изображения, но водой. Я таких нигде не видел.

    Короче, погулять по Брно интересно, но чего-то особенного, своеобразного, как в Праге или в том же Крумлове, я там не заметил. Может, плохо искал.
     Кстати, несмотря на компактность, мы там пользовались общественным транспортом, просто чтобы сократить время пути до/из гостиницы, которая расположена в нескольких остановках от центра. Так что мы поездили на всех возможных вариантах: автобус, трамвай и троллейбус. Метро в Брно нет. Трамвайчики там такие же, как в Праге, родные чешские. Интересно, что там сохранились и троллейбусы! Их, как правило, в Европе нет. В той же Праге я их не помню. Хотя сейчас прочитал в Вики, что одну линию пражского троллейбуса таки реанимировали два года назад после 45-летнего отсутствия. Но ходит он где-то совсем не в центре, так что в прошлом году я его не видел.

   В общем, думаю, что если я и поеду еще раз в Брно, то только ради какого-нибудь мероприятия, ну и по окрестностям погулять. Но эта поездка получилась познавательной.

Ссылки на фотографии:

https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157474809048809&type=3

https://www.facebook.com/spivak.lev/media_set?set=a.10157477136398809&type=3

Alpaka

Как я попал в Вену и не только - 1

Отчет о поездке я решил начать со жратвы. Во-первых, надо же с чего-то начинать. Во-вторых, форма дневника мне несколько надоела, хотя не исключено, что я к ней все равно скачусь. Ну а в третьих, еда – это немаловажная часть поездки, кушать хотят все, и гурмАны, и гУрманы, так что, возможно, этот пост будет кому-то полезен, как мне пригодились советы других.
Итак, диспозиция. Мы поехали вдвоем с дочкой, но постоянно контактировали с кем-то, в основном, конечно, с чгкшниками. В плане еды я вообще неприхотлив, мне из всей еды главное – хорошее пиво. А Маша – веган и пива не пьет. Поэтому мы, как правило, разделялись во время трапез.
Хотя первый раз мы поели вместе. Пошли в китайский ресторан, рекомендованный нам хозяевами апартаментов. Вот этот: RAMIEN in the gumpendorferstrasse 9. По словам рекомендовавших, там лучшие супы в городе, а самое главное – в 5 минутах ходьбы от нашей квартиры. Пива там, правда, не было, но супчик действительно был хорош, не рамен, а что-то очень похожее по названию, и с той же концепцией: лапша с мясом и овощами.
По рекомендации тех же хозяев мы еще потом перекусили в Café ANZENGRUBER на Schleifmühlgasse, там вкусные венские шницели и все такое, и конечно же, пиво.
Собственно, все остальные заведения я подыскивал именно по наличию пива, желательно собственного производства.
7 Stern – очень известный паб-пивоварня, туристическое место, тем более, что я о нем узнал от ивритоязычной коллеги по работе. Пиво там действительно классное, несколько сортов, но есть и минусы: некоторая переполненность вечером и неторопливость и ненавязчивость официантов. Ждать, чтобы к нам подошли с меню, а потом принесли по кружке пива (обычное дело до получения основной еды) нам пришлось чуть ли не полчаса, при том, что народу на тот момент было не так уж и много. Еда тоже вкусная, впрочем, невкусной еды мне в Вене вроде бы и не попадалось.
Паб 1516. Тоже очень известное место со своим пивом. Мы там были 8 лет назад, понравилось, так что я решил повторить и не разочаровался. Надеюсь, Алик с Егором тоже.
Обе эти пивоварни легко гуглятся, так что адреса я не пишу.
Centimeter II – тоже такой паб с едой, точнее, сеть, раз мы были во втором, судя по гуглу, их, как минимум, 7. Мы с Егором обратили на него внимание, когда шли в «7 звезд», поэтому через пару дней решили для разнообразия зайти и туда. Пиво там не свое, но приличное, выбор еды есть, место в целом попроще, без понтов, зато официантка обслуживала быстро. Узнав, что среди нас двоих есть полтора россиянина, сказала, что ее мама из Москвы. Мы с ней на русском, правда, говорить не пытались.
Restaurant “Purstner” Riemergasse 10. Очень милый ресторанчик в самом центре с вкусным пивом. Единственный их недостаток – не разрешили приставить пятый стул к столику на четверых. Так что некоторым чгкшникам пришлось ДЕЛАТЬ ЭТО стоя.
Das bieramt, Am Heumarkt 3 – хороший ресторанчик. Мы там собрались двумя третями от Эволюции, остальные двое уже в Брно были. Из плюсов: немноголюдно и вкусно, из минусов: немного в стороне от центра и мне показалось, что дороже среднего. Ну то есть пиво стоило 5 евро, а не 4, как в большинстве мест, что по израильским ценам все равно смешно.
Вроде перечислил все места основных трапез. Не так много, потому что мне лично вполне хватало хорошо поесть один раз в день, а остальное время обходиться перекусами. Сосиски, например. Поел в киоске на площади, где часы, там вроде считаются самыми лучшими, но потом посмотрел, что и в других местах эти киоски такие же, с тем же ассортиментом. Вкусные, хотя, как я сейчас уже понимаю, на Вацлавке ничем не хуже. Да и в Берлине тоже. Мороженое мы все время покупали от фирмы Zanoni & Zanoni, просто потому что их филиалов полно по городу, и выбор там хороший. Но однажды в последний день все же добрались до Swedenplatz. Там фирма другая, и мороженое мне показалось вкуснее. Ну и тортики. На этот раз мы решили не ходить ни в Захер, ни в Демель, в эти туристическо-раскрученные заведения. Но я случайно наткнулся напротив Оперы на кафе Аида с очень хорошим выбором. Там и Захер этот был, но я его не брал. В общем, там мне настолько понравилось, что я потом еще дважды приходил, сначала с чгкшниками, потом с Машей, ибо веганских тортиков там было аж три или четыре. И кофе там очень достойный. Тоже сеть, по всему городу имеется.
В общем, в Вене с голоду и от однообразия пищи точно не умрешь. Маша еще ела в каких-то веганских заведениях, но мне они остались неизвестны.
В Брно было сложнее, там я был всего два дня и дни эти были довольно плотно забиты. Поэтому один раз поел в столовке в торговом центре, для столовки неплохо. Ну а в последний день побывали с ребятами «У Карла» и это было очень хорошо!
В общем, вот вам сухое описание едальных мест. Надеюсь, что следующие посты будут интереснее.
Alpaka

О тяге к знаниям

Мужской состав нашего первого курса был достаточно гомогенным. Нет, не в том смысле, о котором вы подумали. А в смысле однородности. Во-первых, нас было мало, всего 11 парней из 125 первокурсников. По-моему, это был абсолютный антирекорд, по крайней мере, на моей памяти и до, и после первокурсников мужского пола было больше. Объяснение тому было достаточно простое: в наш год бронь от армии с универа уже сняли, а в некоторых других вузах еще оставили. Поэтому при прочих равных парни выбирали возможность отучиться без отдачи священного долга Родине. Во-вторых, как мажоров, так и быдло факультет прикладной математики Томского университета не привлекал в равной степени, совсем идиотам туда было поступить тоже сложновато, поэтому все мы были примерно схожи как по социальному статусу, так и по уровню образования, хотя и приехали с разных концов азиатской части нашей страны, от Камчатки до Казахстана. Кроме того, почти все были одного возраста, сразу после школы, так что и жизненный опыт, и менталитет тоже были близкими. Старше были только двое.
Один – легендарный Плохиш – заслуживает отдельного рассказа. Но он, хотя и отслужил армию, в силу своего некрупного телосложения и общей непоседливости и легкости характера воспринимался нами как ровесник, да он и не возражал. А вот о втором, Сереже, и будет моя сегодняшняя история.
Приехал он из какого-то села то ли Томской, то ли Новосибирской области, где работал инженером на МТС или что-то в этом роде, после окончания сельхозинститута. По сравнению с нами, пацанами, он был совершенно взрослым 26-летним дядькой. Руководя тракторным парком по месту жительства, он почему-то решил, что его селу позарез нужна компьютеризация. И не полагаясь на приезжих специалистов, которые когда еще доберутся до их болот, решил взять дело в свои крепкие мозолистые руки. Сказано – сделано, и Сережа поступил в ТГУ, чтобы осуществить компьютерную революцию в одном отдельно взятом районе.
Учился он по-крестьянски основательно. Не обладая особыми талантами, он брал материал усидчивостью, трудолюбием и упорством. Забегая вперед, скажу, что из всех 11 первокурсников только ему удалось закончить универ ровно за пять лет, у других это заняло или больше времени или вообще никак. Сережа не пропускал лекции, ходил в библиотеку, в общем, очень старался. При этом лекции слушал очень внимательно и частенько задавал вопросы, чем развлекал аудиторию, ту ее часть, что не спала. Иногда, если ближе к концу его вопроса так и не прозвучало, а слушать лектора уже не было сил, мы посылали Сергею записочку, в которую заворачивали копеечку, с просьбой: «Сережа, включайся!» И он не подводил.
Было у него и существенное преимущество перед нами. Поскольку в его сельхозинституте имелась военная кафедра, то он уже был офицером запаса и, стало быть, на втором курсе и позже, когда мы день в неделю общались с офицерским составом, у Сережи, как и у всех наших однокурсниц, был законный выходной!
В общем, с учебой у него все было хорошо. А вот в бытовом плане оказалось сложнее. Комната, в которую он попал, была довольно разгильдяйская, живущая полноценной студенческой жизнью во всех ее проявлениях. К тому же койка ему досталась ближе ко входу и рядом со столом, остальные четверо сокомнатников спали на двухъярусных кроватях в глубине жилища. Так что Сергею поневоле приходилось принимать активное участие во всяких вечерне-ночных делах. Он, правда, пытался соблюдать режим, требовал гасить свет и все такое, и ложился спать достаточно рано, но и это было чревато сюрпризами.
Как-то вечерком мы пришли к ребятам пить чай. Серега уже дрых на своей кровати, завернувшись в одеяло. И мой товариш, борец с центнер весом, его не заметил. При этом не просто сел, а плюхнулся на ту самую кровать, чуть ли не подпрыгнув. Представьте себе, каково было пробуждение бедного Сережи!
Серега был достаточно добродушным человеком и терпеливо сносил подтрунивания и подколки своих соседей. А у тех, в силу еще не преклонного возраста, так и играло в энном месте счастливое пионерское детство. Только этим можно объяснить, что однажды Серегу решили сделать помазанником божьим.
Как-то ночью, когда наш герой уже спал, добрые соседи запустили одногруппниц, вооруженных тюбиками зубной пасты. Все было сделано достаточно тихо и чисто, но в самый последний момент рука одной из девушек дрогнула, и Сережа проснулся! Девчонки пулями вылетели из комнаты, но помазанник тоже успел выскочить за ними и увидел, в какой комнате они скрылись. Стерев с лица посторонние субстанции, он отправился к обидчицам, при этом выглядел действительно очень разозленным. Ворвавшись в гости, он начал пламенную речь.
- Если еще раз такое повторится... – начал он.
Девчонки внимательно слушали.
- То я поймаю...
Девчонки заинтересовались.
- Раздену...
Девчонки с огромным нетерпением ждали продолжения.
- И в коридор выведу!
Все разочарованно выдохнули.
Понятно было, почему из общаги он при первой возможности свалил.
После окончания универа он куда-то пропал. В село не вернулся, остался в Томске. Говорили, что женился. Вроде бы распределился в какой-то НИИ, но когда там начали строить дома силами самих сотрудников, Сережа пересел на хорошо знакомый ему трактор.
В конце 90-х мне сказали, что он занимается остеклением балконов. Вполне приличное занятие по тем временам для человека с двумя высшими образованиями. Мне как раз нужно было остеклить балкон, и я каким-то образом смог его отыскать. Серега мне обрадовался, но назвал цену, раза в полтора превышающую среднюю по городу. На мой вопрос, почему так дорого, он ответил: «Потому что у меня качество!» Я навел справки. Оказалось, что качество у него, в отличие от цены, ничем от среднего не отличается. В общем, обратился к услугам другого специалиста, скорее всего, не такого дипломированного, но работой я остался доволен.
Это была наша последняя встреча. Вскоре я уехал в Израиль, а потом, во время приездов в Россию, так ничего про него и не узнал. Даже интересно, в какой области он нашел приложение своим силам на этот раз.

Alpaka

О языковых барьерах и способах их преодоления

Тут по сети прошла новость о запрете где-то в России говорить не на русском языке. По этому поводу израильтяне стали вспоминать преценденты из собственной практики. И таки у меня есть, что сказать по этому поводу!
Но тут необходимо вступление, постараюсь сделать его по возможности кратким.
Итак, когда я работал в одной маленькой ... нет, не психиатрической больнице, а хайтековской фирме из трех букв ... Впрочем, хайтеком это можно было назвать только через большую букву У. Хотя коллеги-сотрудники там были очень хорошие. Но самым примечательным в этой фирме был ее хозяин. Предприятие они держали на пару с женой, причем основная доля стартового капитала была именно жены. Мы считали их выходцами из Румынии (как я потом узнал, из румынских была только жена, а муж – из польских, что особо ничего не меняет). Отличительными характеристиками Ицика были мания величия, совмещенная с манией преследования. Еще к этому надо добавить рост примерно метр шестьдесят (говорят, он страшно не любил всех, кто выше его), необычайную говорливость, граничащую с панибратством и незаурядную скупость, ну, в общем, вы поняли. При этом он обладал нехилой изворотливостью и непотопляемостью (с чего бы это, да?), позволившей ему удержаться в годы кризиса хайтека в начале нулевых. Мне он чем-то напоминал Березовского. Понятно, что не самого Бориса Абрамовича, с которым я не был знаком, а его персонажа из «Кукол», кто помнит, тот поймет.
В общем, писать про Ицика можно много, одну историю я уже как-то выкладывал. Может, еще соберусь.
Фирма наша была не слишком большая. Ицик в разговоре с зарубежными клиентами говорил, что у него работает до ста человек. При этом был совершенно прав, так как даже в период расцвета число работников достигало максимум восемнадцати, включая хозяина, хозяйку, их детей и собаку.
Весь производительный штат фирмы (постановщики задач и программисты) составляли русские, причем все они попали туда по «стипендии Шапиро». Есть такая штука, когда первые несколько лет министерство абсорбции выплачивает часть зарплаты новым репатриантам, имеющим ученую степень или хотя бы публикации. Очень хорошая вещь, на самом деле, которая помогает интегрироваться в мир хайтека репатриантам без местного опыта работы, ну а работодателю экономит деньги. Все довольны. Почти у всех моих коллег это было первое нормальное место работы в Израиле, молодежи там не было (я в свои 35 был вторым по молодости, остальные старше), и понятно, что с ивритом было туговато. Но нам он особо и не нужен был, вся документация  на английском, а между собой мы общались на великом и могучем.
Работали на фирме и коренные израильтяне: бухгалтер, секретарша, агенты по продажам (если я правильно перевожу слово «шивук»). Но они, как правило, долго не задерживались. Или сами сбегали, потому что те условия, которые подходили новым репатриантам, местных не особо вдохновляли. Или их увольняли, когда выяснялось, что человек согласился на такие условия просто потому, что в другие места его из-за отсутствия знаний и желания работать брать никто не хотел.
Короче, в какой-то особо критический момент на фирме из носителей иврита остались только хозяева, остальные все русскоговорящие. И тут Ицик не выдержал. Он и раньше косился, когда мы говорили между собой по-русски, подозревая (не без оснований), что мы его иногда нелицеприятно обсуждаем. А тут совсем грустно ему стало.
Он вызвал нас всех в свой кабинет и произнес примерно такую речь:
- Я не могу вас заставлять. Но я очень вежливо и по-хорошему прошу: с сегодняшнего дня вы прекращаете говорить по русски. А то я ничего не понимаю и вообще ощущаю себя в русском гетто!
Мы переглянулись и подумали про себя, что мы же не запрещаем говорить им с женой между собой на румынском, чтобы мы не понимали. Но с ним, понятно, этой мыслью не поделились. Вежливую и убедительную просьбу босса решили уважить.
И началось! Беседа постановщика задач и программиста, которая в естественных условиях занимала несколько минут, превращалась в часовое тык-мык со взаимным непониманием. При этом иврит особо не совершенствовался, его почти все знали одинаково плохо. Ицик перестал ощущать себя в русском гетто, но через пару недель в нем заговорил рачительный хозяин, когда он понял, какое количество оплачиваемого им времени уходит на подобные разговоры. В общем, он как-то стал меньше прислушиваться, на каком языке мы разговариваем, а потом и вовсе забыл о своей просьбе.
Так язык Пушкина и Достоевского в очередной раз доказал свою незаменимость в мире израильского хайтека.