Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Alpaka

Тот самый Карлсон

Привет, Малыш! Присаживайся рядышком. Да не бойся, садись подальше от края, тут не скользко, а если что – я подхвачу. Ты же знаешь, у кого самая лучшая в мире реакция на подхватывание падающих мальчишек?
Давай поболтаем. Давно мы с тобой вот так не сидели и не разговаривали. Да, я понимаю: ты взрослеешь. У тебя школа, собака, друзья, Гунилла... Активная социальная жизнь, как теперь говорят. А на старого друга времени все не хватает.
Старого... Малыш, ты знаешь, а я ведь старею. Как ты думаешь, сколько мне лет? Ну да, мужчина в самом расцвете сил. А все таки? Ты не поверишь. Я родился в позапрошлом веке. Ну да, когда у вас был королем какой-то Карл, то ли 15-й, то ли 16-й. Никакой у вас, шведов, фантазии нет, даже в королевских именах. Почему «у вас»? Да ведь я никакой не швед. Я родился очень далеко отсюда. Да какая разница, где? В Европе, если тебе это важно. Двести лет назад, ну, может, чуть поменьше. Хорошо сохранился, говоришь? Да нет, уже не так хорошо. Вот раньше!
Я с детства не хотел взрослеть. Зачем? Эти взрослые, они такие скучные! Куда лучше всегда быть мальчишкой! Твоего примерно возраста. Но не нынешнего, а того, когда мы с тобой познакомились. Помнишь? Это такой классный возраст – семь лет! Ну или восемь. Ты уже многое понимаешь, многое умеешь, и без этих нудных обязанностей и тяжких мыслей о будущем, без сложностей, короче.
Но что я мог сделать? Все взрослеют, и мне суждено. Время – оно неумолимо, остановить его людям не под силу. И тут появилась она, фея. Ты смеешься, не веришь в фей? А зря. Ведь всякий раз, когда человек говорит, что не верит в фей, какая-то фея умирает. Помнишь, откуда это? Читал про Питера Пэна? Ну вот, а теперь давай знакомиться по-настоящему. Питер Пэн – это я.
Опять не веришь? Правильно, я бы тоже не сразу поверил. Из мальчика, который не хотел взрослеть, получился мужчина в самом расцвете сил. Такие вот бывают метаморфозы, дружок. Я ж говорю, старею.
Что тебя еще смущает? Что Питер Пэн летал сам по себе, а я пользуюсь пропеллером? Слушай, как ты становишься похож на своих родителей! У них заняло несколько лет, чтобы поверить, что я вообще существую! Ну сам посуди, глупый ты мальчишка, ты ведь уже старшеклассник, физику-то учил поди? Или проболтал урок с друзьями? Как может этот вентилятор с его мизерной грузоподъемностью удержать в воздухе мое, прямо скажем, весьма солидное и в меру упитанное тело? Ну конечно же, я летаю сам по себе. А эта штука служит мне по своей прямой цели – вентилятором. Жарковато тут у вас иногда бывает, да и одышка у меня, все ж таки плюшки и шоколад сказываются. Ну и для отвода глаз он служит, таким вот, как ты, недоверчивым объяснять. Вы ж, современные дети прогресса, в чудеса не верите, в волшебства там всякие, а в технику – пожалуйста.
Да, я жил на том самом острове Неверленд. Отличное место для жизни, скажу я, когда тебе семь лет, самое лучшее! Ну да ты знаешь, читал ведь. Приключения и развлечения, пираты и индейцы, лагуны и кораллы и все такое. Каково это - прыгать в изумрудную бухту с разбега со скалы! А как здорово перескакивать по деревьям с помощью лиан! Я сражался с самим капитаном Крюком! А сейчас мне только и осталось развлекаться курощением мелких воришек Филле и Рулле и низведением домомучительницы!
Но самое главное – это летать! Ты можешь себе представить ночной полет над океаном, когда над тобой рассыпано звездное небо, а под тобой – оно же, отраженное в черной воде! И ты летишь-плывешь в полной темноте среди этих звезд, до которых, кажется, можно дотронуться рукой! Как словами описать это ощущение? И что по сравнению с ним черепичные крыши Вазастана?
И Динь-динь... Она поначалу терпеть не могла, когда ее так называли. Но ее настоящее фейское имя никому не под силу было выговорить. Так что привыкла. Это она подарила мне небо. Ну и все остальное, к нему прилагающееся. Подарила настоящую жизнь.
Ну да, она была немножко ревнива, это правда. Но какая может быть ревность к семилетнему мальчику? Ага, я действительно сильно привязался к этой Венди. Но Венди вернулась домой, и на нашем острове все стало по-прежнему.
Но не на большой земле. Ты знаешь, Малыш, эти взрослые совершенно не умеют заниматься дуракавалянием. Поэтому они придумали себе другое развлечение – войну. Мы-то про нее знать не знали, но она сама нашла нас.
Я не знаю, чьим был тот самолет, пролетавший над островом, да и какая разница? Что привиделось пилоту, я тоже знать не могу. Но бомболюк открылся.
Меня в это время не было дома. Я нырял в лагуне в поисках Королевы жемчужин, которую давно обещал подарить Динь-динь. И я сумел отыскать ее! Вот только дома своего я уже не нашел. Жемчужину дарить было некому.
Я сбежал с острова. Просто не мог там оставаться. Из последних сил, не помню как, я дотянул до Европы. Это была совсем не та Европа, которую я помнил по когдатошним визитам к Дарлингам. Мрачная, закопченная, разрушенная, наполненная огнем, ненавистью и запахом смерти. Но мне удалось найти страну, которую беды войны обошли стороной. И я поселился там.
Так началась моя новая жизнь под фамилией Карлсон. Ты же знаешь: в Швеции иметь фамилию Карлсон – все равно, что не иметь никакой. Да, я стал толстым веселым Карлсоном, любителем сладостей и проказ. И мне это даже начало нравиться. Уже и Неверленд почти перестал приходить ко мне по ночам. В конце концов, все пустяки, дело житейское. Главное – спокойствие, только спокойствие. И я успокоился. Все было хорошо. Если бы только не отсутствие в этом северном краю солнца и ярких красок, которыми была расцвечена жизнь на острове. А потом я начал взрослеть. Здесь, в холодной стране, все чары растаяли, и теперь я уже не властен над временем. Я стал таким же, как и вы, как ни старался убедить всех и себя в обратном.
А самое главное – у меня стала пропадать способность летать. Конечно, я еще могу подняться на крышу и облететь вокруг района. Но для того, кто видел звездное небо, этого мало. Я старею, Малыш. Видишь, каким я стал серьезным и скучным? Но нет, такое будущее не для меня! Сам посуди: ведь я самый веселый в мире Карлсон, хей-хо, и к тому же мальчик, который не хотел взрослеть. Я все решил, Малыш. Я улетаю на свой остров. Я обязательно найду его, и воздух Неверленда снова вернет мне молодость. Может, я даже встречу там Динь-динь, которая просто спряталась от этой проклятой бомбы в джунглях и теперь ждет меня. А если и не доберусь до острова, то хотя бы снова напоследок увижу океан звезд вокруг себя. А по-другому я не хочу, я так не играю! Но я вернусь, обещаю! Я вернусь, когда ты снова станешь маленьким, и мы опять поиграем с тобой в паровую машину и построим самую высокую в мире башню. Ну а теперь прощай, Малыш! Я лечууууу!
Из полицейской хроники. Тело неизвестного невысокого мужчины средних лет было найдено среди прибрежных скал пролива Каттегат. Смерть наступила в результате падения. На лице мужчины застыла улыбка.
Alpaka

Рыбалка без особенностей

По не очень достоверным агентурным сведениям моей изменчивой памяти, рыбалкой я в своей жизни занимался всего несколько раз. Один раз в глубоком детстве, гостя у родственниов на даче в Подмосковье. Другой – когда мы с классом в поход ходили, кажется, я посидел там на берегу Оби с удочкой, в то время как мои более продвинутые в физическом смысле одноклассники занимались ногомячеством.  Впрочем, ни одна рыбка при этом не пострадала. А про третий будет мой нынешний рассказ.
Дело было летом после моего первого курса в разгар «третьего трудового семестра», как пышно именовалась обязательная студенческая отработка на каникулах. Пятнадцать суток этого семестра я тогда отмотал на сенокосе, о чем уже писал. Но для того, чтобы получить освобождение от осенних полевых работ, надо было еще столько же. И я пристроился работать почетным вахтером в родной общаге. Почетным – потому что сидел на вахте через день, а по нечетным дням отсыпался. Кажется, именно к тому периоду относится мой личный рекорд по продолжительности сна – 15 часов подряд. В общем, жизнь и работа были очень  увлекательными и творческими. Общага на тот момент была пустой, абитура то ли еще не приехала, то ли уже разъехалась, по домам отправились и большинство «действующих» студентов и примкнувших к ним постоянных обитателей семерки, и лишь отдельные немногочисленные личности вроде меня пугали своими тихими шагами истинных хозяев здания – тараканов и клопов. 
Так что неудивительно, что когда мне сделали предложение, я не смог от него отказаться. Предложение поступило от пары таких же, околачивающихся в пустой общаге и скучающих, ребят. Назову их Вася и Вова. Подлинные имена хранятся в редакции. Были они старшекурсниками, но поскольку на ФПМК парней было  совсем мало, то все друг друга знали и не гнушались общением даже с зелеными первокурсниками. По крайней мере, общежитские. Предложение же, исходившее от моих товарищей по несчастью, вопреки всему не звучало как «Третьим будешь?», точнее, не имело этого сакраментального смысла (хотя в конечном счете таки да, имело). Как уже догадались проницательные читатели, мне было предложено сходить на рыбалку. Будучи польщенным вниманием старшекурсников, я начал собираться в дальний путь.
Впрочем, были сборы недолги. У ребят нашлась рыболовная сеть и надувная лодка. Удочек, правда, не нашлось, но это ж не главное, правда? Разумеется, самым ответственным образом мы отнеслись к заготовке провизии. Было взято несколько супов из пакетиков. Помните такие, советская предтеча кнорра и доширака, но гораздо более разнообразные по составу и применению. Разумеется, картошка, чтобы суп заправить. Ну и огромная кастрюля, чтобы его варить. И, конечно же, самый необходимый ингредиент для рыбалки. В нашем случае его роль взвалила на себя сорокоградусная настойка “Янтарная» Все, что в ней было хорошего – это такой нежно-коричневый цвет и приемлемая цена. Если она была произведена в Прибалтике (в чем я сильно сомневаюсь), то являлась утонченной местью советским за пакт Молотова-Риббентропа. Если же (скорее всего) она была продуктом местных малюток-зельеваров, то своим названием в совокупности со вкусом унизительно дискредитировала гордых прибалтов с родины этой драгоценной смолы. Тем не менее пару бутылочек этого эликсира мы приватили. Собственно, и все. А что еще нужно благородным донам для рыбалки?
Не могу сказать, что с первыми лучами солнца, но в какой-то момент мы тронулись в путь. Дорога наша пролегала к автобусной остановке. Вася, будучи томичом по происхождению, помнил, что где-то в районе поселка Тимирязево он в детстве на небольших озерках имел отличный клев. Поскольку у нас с Вовой такого опыта не было, нам оставалось только послушаться совета нашего бывалого Сусанина.
До поселка доехали быстро и ступили на запыленную деревенскую улицу, направляясь к окраине. Какое-то седьмое чувство посоветовало нам поинтересоваться у местных, правильной ли дорогой идем мы, товарищи. Местные с любопытством разглядывали из-за своих штакетников трех странных молодых людей, груженных рюкзаками и пылящих по обочине, но на контакт особо не шли. Но нашелся один, самый смелый мужичок, в очах которого стояло все многовековое похмелье русского народа, обративший эти свои очи к вопрошающим.
- Озерки? Какие озерки? – удивился он. – Были тут какие-то озерки, они пересохли лет 10 назад. А может, и больше.
Это, конечно, было весомой оплеухой по  нашим планам, но, натренированные жесткими сессионными ночами наедине с матаном и диффурами, а также боям без правил при сдаче экзаменов, мы не привыкли сдаваться так просто. Короткое совещание, начавшееся со слов «Эх, Вася!» закончилось принятием решения идти дальше в лес. Бороться и искать, найти и не сдаваться. Авось, да на какой-нибудь водный ресурс мы набредем, чай не в пустыне. Поблагодарив аборигена за ценную информацию, мы покинули последний оплот цивилизации и углубились в чащу.
Много рассказывать про наш анабасис я не буду. Все-таки это не дремучая сказочная тайга, воспетая братьями Самойловыми не без воздействия веществ, а всего лишь пригородный лес. Долго ли коротко, но вышли мы на живописную полянку (от кисти Моне там были кувшинки, а от кисти Босха все остальное) на берегу чего-то, что ручьем уже не назовешь, но и до речки еще далеко. Естественный водоем, короче. Тут и решили разбить бивак, не побоюсь этого слова.
Сначала, конечно, помня о цели нашего путешествия, мы закинули в море невод. Какое море, такой и невод. Поколдовав над водной поверхностью и произнеся магические слова «ловись, рыбка, большая и маленькая», мы оставили сеть в покое до утра и приступили к самому главному – приготовлению трапезы. Зря что ли кастрюлю тащили?
Костерок весело потрескивал, в кастрюле не менее весело побулькивало варево. Начало темнеть. Самое время для того, чтобы подумать о смысле жизни и сообразить, что в ней не так. А соображать по русскому обычаю принято на троих. И мы приступили. Суп доварился уже совсем в темноте. И это было хорошо. Потому что, посмотрев наутро на его остатки, мы обнаружили, что в кастрюле каким-то образом оказалось не только то, что мы в нее положили, но и много всего разного для навара: листья и хвоя с соседних деревьев, угольки из костра, ну и наверное еще что-то или кто-то, в чем разбираться совсем не хотелось. Но ночью, под аккомпанемент «Янтарной», да в задушевной беседе, супчик пошел на ура.
Сытые и напитые, мы откинулись на травку, удовлетворенно цыкая зубом.
По всем правилам тут должен последовать рассказ о том, как ослепительное звездное небо, украшенное трассерами метеоритов, распахнулось перед нами во всей красе, вдохновляя на философские размышления о нравственном законе, категорическом императиве и прочей гносеологии. Но нет! Я и слов-то таких в то время не знал, ибо философию, да и то марксистко-ленинскую, мы начали учить только на втором курсе. И мысли, обуревающие наши затуманенные алкоголем рассудки, были совсем другого свойства. Приземленно-бытового. Не съедят ли нас ночью ядреные сибирские комары и не замерзнем ли мы нафиг? Решение было найдено максимально простое, причем отвечающее сразу на два сакральных вопроса. Мы не стали заливать костер, рассчитывая, что дым костра создает уют, тепло, а также отпугивает мелких вампиров. Меры противопожарной безопасности тоже были соблюдены – костер уже потух, а угли сами по себе разгореться не должны. Поскольку палаткой мы не запаслись, ее роль сыграла надувная лодка, которой мы втроем, устроившись в ложбинке, укрылись. Чем не защита от дождя? Правда, у тех, кто лежал по краям, конечности остались беззащитными, но на такие мелочи в таком состоянии, точнее, солежании, уже никто не обращал внимания. Тем более, что сереньких волчков в этом лесу уж точно не водилось. И наступило забытье.
А поутру они проснулись, говоря словами Шукшина. Ощущения были вполне ожидаемыми после потребления всякой хрени: головка бобо, в ротике кака. Спина ощущалась так, словно по ней пробежалось небольшое стадо бизонов средней упитанности. Кто-то посмотрел вверх и очень удачно скосплеил Пятачка фразой: «Кажется, дождь собирается». Впрочем, и остальные очень быстро догадались об этом самостоятельно, как только первые капли достигли поверхностей лиц. Впрочем, нам повезло, этими единичными каплями все и закончилось.
Настала пора выбираться из логова и заняться сетевым маркетингом. Тьфу, этого словосочетания я тогда тоже еще не знал. Наш флагман был спушен на воду, и ребята отправились в каботажное плавание, попутно вытаскивая невод из вод. Вдруг некстати вспомнилось детское стихотворение: «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца». Впрочем, трупов в сети почти не было. Было большое количество какой-то тины и травы, среди которой мы радостно нашли двух мааааленьких плотвичек-трехдюймовочек. Однако задача, которая была успешно разрешена пару тысячелетий назад: как накормить парой рыб трех человек, тут же исчезла, не успев даже возникнуть. Потому что одну рыбку мы сразу же потеряли. То ли она притворялась мертвой и, как только ее освободили из пут, мигом выскользнула в родную пучину. То ли у кого-то были просто дырявые руки. Но факт остается фактом: в наших руках оставалась лишь одна представительница их... тех... ихти... короче, чешуйчато-плавниковых. В назидание она была предана аутодафе, и серебристое тельце было безжалостно закопано в еще не успевшие до конца остыть угли. Там она и упокоилась, забытая нами навсегда.
Заодно мы полюбовались новым видом нашей многострадальной кастрюли. Помимо ее внутренего содержания, о котором я писал выше, изменился и внешний вид. Бывшая ранее легкомысленно желтой, как цыпленок, она в нижней своей части приобрела радикальный черный цвет. В верхней же части оба цвета боролись между собой за жизненное пространство. В общем, было решено облегчить наше возвращение, оставив кастрюлю здесь для будущих поколений.
Голод нас, к счастью, не беспокоил – какой с похмелья голод? – но душа требовала каких-то активных (в меру сил) действий. И тут была замечена она! Маленькая серенькая уточка, каким-то образом забредшая на нашу речку и чего-то там выискивающая в мутной водичке.
- Что ж, не повезло с водоплавающей дичью, повезет с летающей! -  подумал Вася, вслух сказав нам: - Сейчас я ее подстрелю!
Видимо, испытывая угрызения совести за пересохшие озера и пустые сети, он твердо решил поймать хоть кого-нибудь. В ответ он услышал несколько противоречивые замечания:
- Птичку жалко!
- И чем ты ее собираешься подстрелить?
На второе замечание у Васи был готов ответ: из лука!
Он срезал толстую ветку, вытащил шнурки из своих кроссовок и через недолгое время лук был готов. Робин Гуд, конечно, счел бы эту конструкцию утонченным издевательством ноттингемского шерифа, но в качестве одноразового орудия эта штука вполне могла сгодиться. Почему одноразового? Да потому что стрел, конечно, можно было наломать много, но вот наконечниками для них мы запастись не подумали. А умение обтесывать кремни было безвозвратно утеряно при поступлении в университет. Да и кремней поблизости не было. Поэтому Вася взял свой собственный перочинный ножик, которым только что стругал лук, и примотал его к относительно прямой палке. Таким образом в его распоряжении был только один патрон без права на ошибку.
Мы с Вовой с удивлением и любопытством глядели на то, как наш Рэмбо готовится к сражению. Причем не какому-нибудь сухопутному, а к морской баталии! Вася залез в лодку, оттолкнулся от берега и направил то, что у лодки считалось носом, в сторону утки, которая, занимаясь своими делами, время от времени поглядывала на этих странных двуногих. Погоня получилась очень увлекательной. Вася не хотел рисковать, намереваясь бить с ближней дистанции. Утка перелетала с места на место, и лодка с упорством, которому позавидовали бы Моби Дик с капитаном Ахавом, вместе взятые, следовала за ней. Мы с Вовой не догадались сделать ставки, чем закончится поединок, для большего азарта. Впрочем, я думаю, что ни один букмекер не принял бы ставок на победу утки, уж слишком она была прогнозируема. Наконец, Вася подобрался к утке на расстояние выстрела, натянул тетиву и ... Стрела просвистела (ну, скажем так) в воздухе и плавно вошла в воду в паре метров от утки. Утка недоуменно покрутила крылышком у виска и, поняв, что развлечение окончено, улетела, осуждающе-насмешливо крякнув на прощание. А гостеприимная речка вдобавок к обгоревшей кастрюле приняла в дар перочинный нож, привязанный к стреле. То-то будет загадка для археологов через пару тысяч лет!
А все кончается, кончается, кончается, как пелось в туристской песенке тех лет. Закончился и наш поход. В котором мы не добыли никаких материальных трофеев, но принесли самое главное – хорошее настроение и воспоминания на долгие годы.
Alpaka

Десять забытых детских развлечений

Столько игр нашего детства исчезли и совершенно незнакомы нынешним детям, иногда просто по техническим причинам. Сразу скажу, что я говорю об израильских детях. Возможно, на постсоветском пространстве эти забавы еще живы. Поностальгируем и вспомним некоторые?
Начнем с художественного творчества.

1. Чеканка на фольге от тюбиков зубной пасты.
Раньше зубная паста выпускалась в тюбиках из прочной металлической фольги. Причем внутренняя часть тюбика была или серебристой или золотистой. Если обрезать верхнюю и нижнюю части тюбика, фольгу можно было разгладить, потом обернуть вокруг картонного прямоугольника соответствующих размеров – и холст для чеканки готов! Рисунок выдавливался, например, непишущей шариковой ручкой, чтобы краски на фольге не было. Симпатичные чеканки получались.
Можно было еще использовать золотинки от конфет, но они были слишком непрочными.

2. Выжигание увеличительным стеклом.
Сейчас лупы все больше пластиковые, а раньше и стеклянные попадались. Они неплохо концентрировали солнечные лучи, так что, взяв какую-нибудь фанерку, в достаточно солнечный день можно было почувствовать себя Архимедом и потопить римскую галеру выжечь картинку без специального оборудования.

3. Были, конечно, и совсем другие, милитаристские виды игр - стрелялки. Итак, от муз – к пушкам!
Рогатки с тетивой из резинок и пульками из гнутой проволоки – это классика, это все знают. Но использовались и другие виды оружия.
Например, трубочки, обычно из шариковых ручек, через которые стреляли нераспустившимися тополиными сережками. Но это только в сезон. Другой вид снарядов – это мелкие ранетки, которых много росло в нашем дворе.
Еще стреляли водой. Из стержня шариковой ручки вытаскивался шарик, сзади затыкался спичкой поршнем – и готово. Правда, струйка очень тонкая получалась и воды там мало. Поэтому некоторые использовали флаконы из под шампуня и т.п. А я как-то произвел фурор, притащив небольшую клизму, воды в нее помещалось много и струя была вполне ощутимая.
Очень популярна у нас в восьмом классе была стрельба резинками из авторучек. Плоские аптечные резинки нарезались на кусочки длиной сантиметра два, одним концом насаживались на стержень ручки, а другой оттягивался и отпускался. Удар получался не такой болезненный, как от пульки, но на близком расстоянии довольно ощутимый. Поскольку резинки были плоские, они были именными: каждый подписывал свои, чтобы знали, от кого прилетело. У меня были «крокодил» и «самурай».

4. Монеты из бумаги
Вполне мирным занятием было изготовление бумажных монет. Настоящая монетка (лучше иностранная) подкладывалась под бумажку, и по бумажке терли карандашом, в результате получая рисунок монеты. Можно было сделать аверс и реверс, после чего склеить.

5. Переводные картинки.
Сейчас продаются наклейки – стикеры с клеевым слоем на обороте, а у нас таких не было. Зато были переводные картинки. Их надо было намочить теплой водой, приложить к бумаге и очень аккуратно снять подложку. Сама картинка оставалась на бумаге. Процесс гораздо более кропотливый и развивающий терпение и моторику, чем нынешние наклейки.

6. Игра в пробки
Мы во дворе играли в пробки. Точнее, это были не пробки, а завинчивающиеся колпачки от зубной пасты, духов и прочих емкостей. Целью игры было, пиная свою пробку, попасть в пробку противника и забрать ее себе. Правила были довольно сложные, помню я их смутно. Понятно, что пробки были самые разные. Они имели свои названия и ценность. Самыми простыми и распространенными, кажется, были колпачки от зубной пасты - «офицеры». Из редких помню «королеву» от каких-то духов, чем-то напоминавшую верхнюю часть ферзя. Еще была пробка «фестивалька», довольно распространенная, тоже от какой-то парфюмерии. Происхождение ее названия остается для меня тайной, может, духи такие были, «Фестивальные»? Пробка могла иметь несколько жизней, т.е. сколько раз надо в нее попасть, чтобы присвоить. Кроме того, каждая пробка давала право на определенное число ходов. В процессе вбрасывания пробки и последующего пинания, она могла встать на нижнее или верхнее основание. Это давало право на дополнительные ходы – нижнее меньше, так как поставить на него было легче, а верхнее больше. Количество этих ходов было постоянным для каждого вида пробки и зависело от ее формы и редкости. У каждого было по пакету этих пробок, с которыми мы выходили во двор играть. Можно было и просто меняться.

7. Таким образом мы плавно подошли к теме коллекционирования. Разумеется, всевозможные формы коллекционирования существуют и сейчас, но в моем детстве были такие экзотические предметы собирательства, как, скажем, этикетки от спичечных коробков. Причем они, как и марки, продавались отдельно от предмета – носителя, целыми сериями.
Или вкладыши и фантики от жвачек. Эти не продавались, а каким-то чудом доставались. Чудом – потому что у нас в Сибири в 70-е годы жвачки просто не было. Советскую в пластиках начали выпускать, по-моему, перед Московской Олимпиадой, но она была без вкладышей. Была еще эстонская «Калев», тоже без вкладышей. И только счастливчики, имевшие знакомых, побывавших в странах социализма, могли похвастастаться, скажем, «Болеком и Лелеком» с вкладышем в виде комикса. Ну или совсем крутыми «Микки Маусом» с «Дональдом». Помню, я как-то раздобыл вкладыш от югославской жвачки в виде игральной карты. (Сама жвачка была, кажется, в форме сигареты). Как же мне хотелось собрать всю колоду, хотя бы 36 карт! Но больше такие не попадались.
Еще собирали календарики, но их как раз нетрудно было купить. И открытки. Очень красивыми были новогодние открытки с фотографиями Костенко, на них обычно были свечки и елочные игрушки.

8. Камешек «Куриный бог»
Тоже одна из разновидностей коллекционирования: собирать камешки с естественной сквозной дыркой. Потом в эту дырку можно было продеть веревочку и носить на шее как амулет. В силу специфики в обычной жизни такие камешки не встречались. На море – другое дело! Я помню, что из поездки в Крым привез штук 40 таких камней. Вот лично я бы на месте родителей фиги с две согласился бы такой вес тащить за несколько тысяч километров! Куда потом делись эти камни, понятия не имею.

9. Игра в ножики
В моем детстве, выходя на улицу, каждый пацан имел в кармане складной ножик. Но не потому что у нас был какой-то бандитский район, двор наш был вполне благополучный, не зря же в Барнауле проходил под прозвищем «еврейский». (Изначально там поселили инженерный состав эвакуированных во время войны заводов. К моему появлению на свет, правда, евреев там почти не было, но название осталось.) Нет, ножики предназначались для мирных игр. Я помню две.
Отрежь земли.
На земле чертился большой круг, который разделялся на сектора по количеству играющих. Задачей игроков было кинуть ножик так, чтобы он воткнулся во вражеский сектор. Потом чертилась линия – продолжение лезвия, до пересечения с окружностью или другими секторами. Получившийся кусок игрок, сделавший бросок, присоединял к своей территории (если была общая граница, в противном случае нужно было еще завоевать проход). Кидать нож можно было только стоя на своей территории. Выигрывал тот, кто завладевал всем кругом. Там еще какие-то нюансы были, но я не помню.
Города.
Каждый игрок рисовал себе город, состоявший из двух концентрических окружностей: собственно город и кремль. Города располагались в удалении друг от друга. Целью игры было дойти до вражеского города и захватить его. Ход – бросок ножа – образовывал солдата, в виде стрелочки, кажется. Так, создав цепочку солдат, можно было дойти до другого города, а потом определенное количество раз попасть в круги, чтобы его взять. Противник тоже мог выставлять своих солдат в обороне, их требовалось уничтожить, попав ножом.
Сейчас, когда все дворы заасфальтированы, в такие игры уже не поиграешь.

10. «Секретики»
Это чисто уличное занятие. Где-то под деревом выкапывалась небольшая ямка, куда складывались всякие «сокровища»: бусинки, конфетные фантики, камешки. Все это прикрывалось цветным бутылочным стеклом и закапывалось. Под стеклом выглядело довольно симпатично. Ну а «секретик» - потому что место доверялось только избранным. У Макаревича, кстати, есть песня на эту тему.

А в какие забытые игры играли в ваших дворах?
Alpaka

Первое слово дороже второго

Давайте немного оживим Живой журнал, а то все в фэйсбук сбежали. Между тем, скринить комментарии там невозможно, хотя иногда хочется.
Итак, сыграем в ассоциации. Я даю первое слово из устойчивой (на мой взгляд) пары, от вас требуется второе. Род, число и падеж могут быть любыми, но будут согласованы с первым словом. Часть речи тоже любая, хотя в основном получились существительные, как собственные, так и нарицательные. Единственное правило: слово должно быть единственным. То есть ответ «на беременность» на задание «Тест» не подходит.
Посмотрим, у кого сколько ассоциаций с моими совпадет. Ну и без гуглежа, конечно :)
Начнем с простейшего.
1. Инфузория
2. Тест
3. Гей (тут минимум три варианта есть :) )
4. Сальто
5. Благородный
6. Кубик
7. Миссионерская
8. Хара
9. Сара
10. Персептрон
11. Слава
12. Глокая
13. Кушетка
14. Сухой
15. Фантомас
16. Израильская
17. Продовольственная
18. Ревущие
19. Ячейка
20. Гитлер

Попали в ассоциации: evg25 - 1,3,5,6,7,12,13,14,16,20; billo_varenn - 1,5,6,7,12,13,14,15,16,18,20; lublue - 1,3,6,7,9,11,12,15,16,17,18,19,20; toyvo - 1,2(наконец-то!),3(именно этот из трех!),5,6,7,11,12,13,15,16,17,18,19,20; Catherine Kirillova Braslevich - 1,3,5,6,8(ура!),9,12,13,15,16,19,20; yuki_yu - 1,3,5,6,7,9,11,12,13,14,15,16,17,18,20; edik_m - 1,3,5,6,7,9,11.12,14,16,17,18,19; connetable - 1,2,3,6,7,11,12,13,14,15,16,18,19,20; michk - 1,3,5,6,7,11,12,16,17,20; yulya - 1,3 (ты самый популярный не назвала),4,5,6,7,8,9,11(да, но твой первый вариант значительно лучше:)),12,14,15,16,17,18,19,20; nuladno - 1,2,3,5,6,7,9,11,12,15,16,17,18,20; l_cherry - 1,6,7,12,13,15,16,17,20; fiviol - 1,3,4 (ура!!!),5,6,7,9,11,12,15,16(да, все просто),17,18,20; jeki - 1,3,6,7,9,10(Вот оно!!! ФПМК рулит!),11,12,17,20; maruolga - 1,3,4,5,6,7,9,11,12,13,15,16,17,19,20; tsirya - 1,3,5,6,7,12,16,17,18,19,20; varana - 1,2,3,5,6,7,12,13,14,15,17,18,20; Александр Двоскин - 1,3,6,7,11,12,13,16,17,18,20; milady_alice - 1,3,5,6,7,12,15,17,18,20; stop_by - 1,3,5,6,7,9,11,12,13,15,16,17,19,20; yurig01 - 1,3,5,6,9,14,15,16,17,18,19,20; stas_eilat - 1,2,3,5,6,7,10(!!!),11,12,13,14,15,16,17,18,19,20(лидерство с первой попытки!); anton_tahtarov - 1,3(да, все три!),5,6,7,8,11,12,15,16,17,18,19,20; panter_ushka - 1,5,6,7,9,11,12,15,16,17,18,19,20
Zhuk

Ностальгическое

Во времена матриархата
Как хорошо было когда-то!
Сидели мужики по хатам,
Варили щи своим ребятам.
А в состоянии поддатом
Почти что не ругались матом.
Как было все-таки п... отлично
Во времена матриархата!
Meerkat

Веселые картинки

Случайно наткнулись дома на маленькую детскую книжечку на иврите под названием "Мар Бульбуль" - * מר בולבול
Я был несколько в замешательстве. Первая мысль: "Неужели сексуальное воспитание детей среднего дошкольного возраста шагнуло так далеко, что добралось до нашей провинции у моря? Чай, мы не Скандинавия какая, а Святая земля!" При более детальном прочтении выяснилось, что имя этого господина происходит от глагола "лебальбель" и означает что-то вроде "путаник", но судя по иллюстрациям, ход мыслей художника примерно совпадал с моим. Судите сами:



Collapse )
RealZhuk

Спокойствие, только спокойствие!

Вчера во время просмотра Того Самого Матча я подвергся жесткому троллингу со стороны собственых детей.
Дело в том, что я смотрю футбол через интернет. А там, зараза, все происходит с опозданием от real time примерно в минуту. Раньше меня доставали соседи, смотрящие по телевизору и громкими воплями обозначавшие голы. Теперь то ли из-за позднего времени, то ли из-за закрытого окна, в общем, я от них ничего не слышу. Сижу, смотрю. Девчонки где-то по комнатам, уткнувшись в свои смартфоны, изучают, где что упало. Минут через 10 после начала матча ко мне подходит Маша.
- За кого болеешь?
- Ты же знаешь, что я всегда против Германии.
- Ну ОК.
Через секунду немцы забивают первый гол. Маша признается, что узнала об этом из WhatsUpa или еще откуда. Я ее похвалил, что она мне ничего не сказала и попросил и дальше молчать.
Еще через 10 минут Маша заходит в комнату и молча стоит с загадочной улыбкой Джоконды. Не надо быть чтогдекогдашником, чтобы понять причину ее появления. Я начинаю орать: "Я же тебя просил!" и в эту минуту, разумеется, пошел второй.
- Я же тебе ничего не сказала!
Еще через пару минут обе дочки заходят в салон и демонстративно садятся по бокам с телефонами в руках...
Что там насчет запрета на телесные наказания детей?
Клянусь, я их этому не учил! Впрочем, после третьего гола, когда итог матча был уже понятен, я успокоился. Поняв, что троллить меня уже неинтересно, эти кактусята жизни опять разошлись по своим "норам".
Alpaka

Синхронами навеяло :)

По бредовому мнению автора вопроса изображенный на картинке "Два слова на одну букву" - это тот, кем стал в концовке один из героев известного детского произведения.
Назовите другого персонажа этого произведения.
79.52 КБ
Источник: воспаленное воображение автора вопроса.
Отличились: gingenius,   tsirya
Alpaka

Коси коса пока роса

Сегодня съездили с сыном ( и его садиком) на ферму, познакомиться с нелегкой долей трудовыми буднями современных израильских хлебопашцев. При ознакомлении местный товарищ продемонстрировал нам, как ЭТО делалось в старину: косой и серпом. Я не удержался и решил вспомнить молодость. Когда-то после первого курса я две недели провел на сенокосе. Покосить, правда, удалось недолго. Дня через три я неудачно нырнул в местную речку, утопив очки, после чего косу от меня стали держать подальше, с моими-то -7, мало ли что. Так что я работал днем костровым, ну а вечером, как и все, культурно развлекался: танцы и большие канистры со спиртом. Причем лучше всего удавались быстрые танцы, так как приходилось, танцуя, отмахиваться от полчищ сибирских лютых комаров.
Но я не об этом. В общем, дали мне в руки косу. Я ее, правда, поначалу неправильно взял. Но потом приноровился и даже закосил под косаря на радость детям и родителям, наблюдающим с тележки, прицепленной к трактору, на котором нас катали. Доказательства прилагаются.

145.67 КБ
Эх, раззудись плечо, размахнись рука!

117.55 КБ
Хлеба налево, хлеба направо.