Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Alpaka

Крепче за шоферку держись, баран!

У некоторых читателей моих мнимуарчиков вполне может возникнуть обманчивое впечатление, что я в молодости только бухал. И поэтому все хорошо помню. Чтобы опровергнуть эти предполагаемые инсинуации, пишу эту историю, почти во всех эпизодах которой я был трезв как стеклышко. Потому что, как говорят французы, был в соответствующем положении: ноблесс, понимаешь, и оближ! В общем, так.
Здравствуйте, дорогие детишки разных возрастов. Сейчас я расскажу вам страшную сказку. Усаживайтесь поудобнее. Приготовьте большие одеяла, чтобы было куда спрятаться, а также памперсы и соски для тех, кто помладше, и таблетки, валидол и коньячок для тех, кто постарше. И, самое главное, не забудьте пристегнуть ремни! Потому что рассказ мой будет о том, как я получал права.
Процесс этот был многоступенчатым и мучительным. Началось все в далеком 93-м году. 20-го века, конечно, а не как у Гюго. Хотя голову можно было потерять и тогда. В то время был одинок, занимался небольшим бизнесом и вследствие этих двух причин деньги у меня были. Не настолько большие, чтобы вкладываться во что-то серьезное, но на относительно сытую жизнь хватало, особенно относительно тогдашних средних доходов населения. Поэтому я решил, что могу себе позволить потратить какую-то сумму на получение прав. А там, глядишь, и пригодятся. Сказано – сделано, благо автошкола находилась в нескольких сотнях метров от моего тогдашнего местожительства.
Я совершенно не помню, кто тогда со мной ходил на занятия. Какие-то очень разнородные люди. Была какая-то девушка, совсем молоденькая, которая собиралась на ПМЖ в Германию, и права ей были нужны позарез. Понятия не имею, сдала она или нет. Были мелкие коммерсанты, которым нужны были колеса для закупки и развозки товара по точкам. Вот кого точно не было – так это бандюков и новых русских, которые не опускались до прохождения курса и сдачи каких-то экзаменов, в натуре, братан, ты чего, я вожу как Сенна и Прост, вместе взятые, сказали бы они, если бы знали эти имена.
Теорию у нас вел пожилой дядька с украинским говором. Нет, не так: «hовором». Мягким «г», короче, да простят меня мои украинские друзья. Я и сам так ховорю, будучи в Украине. Почему-то у него было какие-то особенное неприятие таксистов. Каждый раз, объясняя тот или иной сложный перекресток с разъездами, он говорил: «а, ну це ж таксисты», мол, им закон не писан и от них лучше держаться подальше. Сразу видно было человека старой закалки. Потому что в описываемое мною время – начало 90-х – отнюдь не таксисты представляли главную опасность на дорогах своим пренебрежением к правилам дорожного движения. Автомобильное вождение в теории совершенно не составило для меня каких-то трудностей. Память у меня тогда была еще хорошая, поэтому я легко сдал экзамен с первого раза чуть ли не со стопроцентным результатом.
А вот дальше началось самое интересное: уроки практического вожжения. От слова «вожжи». Учился я на старенькой «пятерке». Кстати, помните ли вы тот скилл определять марку «Жигулей» по задним фарам? Умение, безвозвратно ушедшее в прошлое вместе с умением надевать портянки, ездить по бумажному путеводителю и добывать газировку с сиропом при помощи двух-, а не трехкопеечной монетки? А тогда мало-мальски уважающий себя водитель или сочувствующий мог одним взглядом на заднюю часть машины определить, кто перед ним: «копейка», «тройка» или целая «семерка»! При этом даже не глядя на другие части этого чуда отечественного автопрома, тупиковой ветви эволюции «Фиата».
Нелегкая участь стать моим учителем и наставникам выпала некоему Васильичу, жуткому матершиннику, впрочем, его вполне можно было понять и простить, если хотя бы половина учеников были такие же, как я. Потом мне рассказали, что где-то через год после описываемых событий он ушел на пенсию. Надеюсь, что это не я оказался той последней каплей, хотя ...
Очень много времени у меня ушло, чтобы разобраться со сцеплением. Просто не хватало концентрации и скорости, чтобы одновременно переключать передачи, следить за дорогой, да еще и стараться не нарушать при этом правила. Потому что голова моя, параллельно с вождением, занималась кучей других не менее важных вещей. Как не подумать, к примеру, о предстоящей закупке товара, о домашнем котике или о судьбах зарождающейся демократии в России? А тут какой-то рычаг сцепления! Ну и быстрой реакции у меня никогда не было, я тогда еще в свояк не играл и даже не подозревал о его существовании. Видя мои мучения, Васильич мне посоветовал в будущем ездить только на автомате. Чтоб хотя бы одной проблемой меньше. Я внял его совету и пока что об этом не пожалел.
На мои резкие торможения он демонстративно трясся на сиденье, чуть ли не головой о переднюю панель стукался. Потом, когда мы стали выезжать на городские улицы, начались приключения. Следить сразу за всем у меня никак не получалось. Поэтому иногда происходили забавные казусы. Однажды Васильич меня похвалил, что случалось довольно редко:
- Молодец, люк между колесами пропустил!
- Какой люк? – честно спросил я.
Тот только выругался.
Почему-то его ругательства мне было слушать очень прикольно, поэтому с моего лица на протяжении всего урока не сходила улыбка.
- Чего ты все время лыбишься? Все-то тебе пофиг! – раздражался Васильич. – Ты так и разобьешься с улыбочкой на лице, наверное!
Разумеется, не обходилось и без контактов с другими участниками дорожного движения. Однажды я очень удачно успел остановиться прямо перед задом резко затормозившего черного джипа с тонированными стеклами. Кажется, даже его не задев. Оттуда тут же выскочили ребята соответствующей наружности. Подошли к нашей машине и разглядели меня за рулем.
- Парень, ты чего, офигел?
Я решил, что в этой ситуации лучше промолчать.
- Да это ж студент! – подключился в разговор Васильич. – Он только начал кататься.
Я решил не поправлять его, что я уже не студент, а целый аспирант. Пока целый.
- Гы, студент! – хмыкнули братки. – Катаешься, студент? Ну, катись пока с Богом!
На этом инцидент оказался исчерпан.
Но самое интересное событие, явно увеличившее число седых волос на голове моего инструктора, произошло позже. Мы пересекали главную широкую улицу (правильно, проспект Ленина!). И вдруг, когда я был аккурат на середине проспекта, справа раздалась сирена. От неожиданности я растерялся и вместо того, чтобы, газанув, быстрее проскочить, стал давить на тормоз, находясь аккурат на пути пожарной машины. На тогдашних учебных машинах инструкторское место было оборудовано только педалью тормоза. Педали газа не было. Поэтому единственное, что мог сделать Васильич, сидевший как раз справа, это истошно орать мне в ухо: «Газ! Жми газ!» Поскольку вы читаете эти строки, то догадываетесь, что в какой-то момент глас вопиющего в пустыне дошел таки до моих ушей, и я успел выжать газ и свалить прямо из под носа пожарки. Та вроде как даже не затормозила, промчалась и не заметила.
В общем, понятно, что когда я выразил желание пойти сдавать экзамен, Васильич особо не противился, рассчитывая так или иначе от меня избавиться. Хотя, когда я ему сказал, что чувствую. что могу сдать, он лишь поржал, сказав: «Завалить ты можешь, а не сдать!» Опыт и возраст, как обычно, оказались правы.
По тогдашним правилам практический экзамен состоял из двух частей. Сначала надо было сдать «полигон» - площадка, на которой испытуемый должен был произвести ряд стандартных действий: заехать задом в «гараж», подняться на горку и съехать с нее, исполнить что-то вроде слалома, ну и т.п. Только после прохождения полигона ученика допускали на «большую дорогу».
Гараж, разумеется, оказался слишком узким для моей широкозадой «пятерки». Кегли на слаломе стояли слишком часто и несимметрично, что раздражало меня как математика. И, наконец, при заезде на горку чего больше всего хочется? Правильно, перевести дух и посмотреть вниз! Что машина и попыталась сделать, заглушив двигатель. Короче, полигон я сдал со второй попытки. И это мне никто из других водителей не мешал!
А вот с уличным экзаменом как-то не сложилось. И погода плохая подвела, я ж не «человек дождя» как Сенна. И улицы какие-то незнакомые были. Завез меня экзаменатор, как лиса петушка, в какие-то гребеня, где я ни до, ни после, по-моему, ни разу не бывал. Поэтому во мне некстати пробудился туристический интерес, я стал смотреть по сторонам и совершенно забыл про какие-то рычаги с рулем и педалями. Вдобавок, разметки на дороге, разумеется, не было даже остаточной. Короче, не помню, как и куда ехал, но завалил. Третью попытку я решил не делать. По тогдашним правилам, если бы и ее запорол, пришлось бы заново теорию учить и все такое. В общем, решил не связываться. Права я все-таки получил, через год после вышеизложенного. Но это была уже совсем другая история.
Чтобы успокоить тех, кто сейчас ездит со мной по одним дорогам, скажу, что в Израиле я прошел весь процесс заново и честными потом и кровью заработал себе право на права! Так что не бойтесь. Но ремни все же лучше пристегнуть.
Alpaka

На голубом экране

По телевизору меня показывали только один раз. По крайней мере, из того, что мне известно. Может, засветился еще где-нибудь в какой-то криминальной хронике, но я про это не знаю.
А тот раз был, когда я учился в седьмом классе. Я тогда был очень активным филателистом. Повторяю по слогам: фи-ла-те-лис-том, а не то, что вы, пошляки, подумали. Короче, марки собирал. И ходил в городской КЮФ имени Кренкеля. КЮФ – это, как многие догадались, Клуб юных филателистов. А Эрнст Кренкель – радист-папанинец – тоже собирал марки и был какое-то время председателем Всесоюзного общества этих самых, ну вы поняли. Впрочем, к описываемому мной периоду он, кажется, уже помер. Но имя осталось.
Возглавлял наш клуб один пенсионер по имени Захарий Борисович. Раньше он вроде бы на телевидении работал, а на пенсии решил заняться воспитанием молодого поколения. В общем, довольно любопытный человек был. Помимо обмена/купли/продаже марок он нам что-то рассказывал, приглашал в гости интересных людей (помню встречу с известным писателем Львом Квином), короче, времяпровождение было очень занимательным. Некоторые мои более ушлые одноклубники занимались каким-то нанобизнесом: крутились на взрослом обществе, что-то там покупали и потом перепродавали своим товарищам. Но мне эта коммерция была чужда, я иногда покупал себе что-то на карманные деньги, выдаваемые родителями, но в основном предпочитал пополнять свою коллекцию через магазин «Филателия».
Как-то мне в числе активных участников клуба предложили поехать в Артек на Всесоюзный слет. Разумеется, я не отказался.
Поездка в Артек – это отдельный рассказ, выходящий за рамки данного повествования, но одним из ее последствий оказалось то, что когда на краевом телевидении решили снять передачу, посвященную юным коллекционерам, меня вместе с еще парой ребят пригласили поучаствовать.
Все было по-взрослому. Настоящая телестудия, с яркими лампами, которые назывались по-космически – юпитерами. Программу должен был вести самый популярный диктор краевого ТВ – Сергей Степанович Марков, для нас – дядя Сережа (вот зачем у меня в памяти все эти имена застряли, а?) Перед началом он произнес какую-то загадочную фразу: «Еще и не такие дела заваливали», и понеслась.
В то время я был человеком совсем не публичным (хотя я и сейчас далек от звания трибуна, разумеется, но хотя бы какой-то опыт говорить перед большим количеством народа появился). Весь мой опыт внеурочных выступлений перед аудиторией заключался в чтении политинформаций классу в начале школьного дня. Была у нас в классе такая почетная обязанность: по очереди читать накануне газеты, а на следующее утро рассказывать одноклассникам про подвиги израильской военщины и зверства сальвадорских партизан. Ну или наоборот.
Но в студии особой робости я не чувствовал. Дядя Сережа умело вел разговор, нам оставалось только отвечать на вопросы. Честно говоря, я мало что помню из своего выступения. Рассказал что-то про Артек, что-то о своем увлечении. На каверзный вопрос, в каких школьных предметах помогает мне коллекционирование марок, включил логику. Раз я собираю марки по темам Флора и Фауна, следовательно, это должно помогать мне в биологии. Так и сказал. (Хотя в седьмом классе мы вроде бы анатомию человека проходили, вряд ли тут мне бы марки помогли). Вполне мог бы сказать, что и в географии, поскольку благодаря филателии я узнал о существовании таких, например, экзотических стран как Дагомея или Бурунди. Но знание это в курсе школьной географии мне особо не пригодилось. Географ наш, в отличие от героя книги Иванова, был мужчиной очень положительным, высоким и солидным, висел одно время на доске почета возле моего дома (мы его портрет снежками закидывали), был директором школы и гордо носил прозвище Жираф. А главным его требованием от учеников по предмету было тщательное и аккуратное раскрашивание контурных карт. Цветными карандашами или натертыми грифелями, строго в нанесенных границах и без помарок. Тщательность и аккуратность в рисовании никогда не были в числе моих достоинств, и филателия мне в этом деле помочь никак не могла. Поэтому, несмотря на то, что я знал столицы всех существующих на тот момент государств, включая крупные колонии, а также мог рассказать в каком бассейне добывают уголь, а в каком наоборот, нефть, в аттестат за 8 класс мне пошла четверка. Но на последующие оценки это уже никак не повлияло. Впрочем, я отвлекся.
Через какое-то время передача вышла в эфир. Кажется, это было ближе к вечеру, а мы учились во вторую смену, в общем, во время трансляции я сидел на уроке. Поскольку ни интернет-архивов, ни повторных эфиров тогда не было, я сообщил о передаче своей классной, и та ради такого дела отпустила меня с урока в учительскую, где стоял единственный на всю школу телевизор, ну и сама заодно пошла. Посмотрели вместе. Особенно мою классную – математичку -  умилило мое высказывание насчет биологии. Раньше я в пристрастиях к этому предмету (его у нас вела Елена Семеновна или Сергеевна, по прозвищу Эвглена Зеленая) замечен не был, а увлекался как раз математикой. Объяснять свою логику я не стал.
Кстати, у нас почему-то были популярны «животные» прозвища учителей. Помимо упомянутых выше в школе преподавали историк Пингвин, физик Слон и историчка Мышка. Ну и еще трудовик-чертежник Гост, он же Гнус. Ходила такая загадка: «Чем Московский зоопарк отличается от нашей школы? Тем, что в зоопарке нет Чебурашки, а у нас есть». Чебурашкой был завхоз Алексей Алексеич, плотный коренастый лысоватый мужичок.
Двойные имена-отчества у нас тоже были популярны, даже тогда, когда это еще не было трендом. Вдобавок к Алексею Алексеичу были также Василий Васильевич, Виталий Витальевич и Николай Николаевич. А вот Владимира Владимировича не было, ну и слава Богу.
А к чему я это все вспомнил? Через без малого четыре десятка лет мне снова довелось попасть в телевизор. На фестивале «Рыцари Иерусалима» мы с Мишкой и его другом чем-то привлекли внимание журналистки RTVi и она взяла у нас миниинтервью. На этот раз времени подготовиться у меня не было, так что нес я, по-моему, какую-то чушь, хорошо, что из этого оставили секунд 15. Это примерно на 5:30. А примерно через минуту Мишка и Рон проводят показательный бой на мечах. На самом деле, я вообще забыл об этой съемке, разумеется, пропустил день эфира и вспомнил об этом только дня три назад. Хорошо, что теперь есть интернет-архивы!
https://rtvi.com/progulki-po-izrailyu/rytsarskiy-turnir-v-ierusalime-i-zhizn-rossiyskogo-aktera-v-izrailskom-teatre/
Alpaka

МирТрудМай

Для поддерЖЖания здесь жизни (и потому что тут искать легче) копирую первомайский пост из ФБ.
Ну и о демонстрациях, раз уж сегодня первое мая. В универе мы обычно ходили пофакультетно. Впереди транспарант с названием, потом все в куче более-менее стройными рядами: декан, преподаватели, студенты. Все веселые, кто-то чуть принявши для согрева (в мае в Томске еще прохладно), а у большинства просто настроение хорошее. Гитары, песни. Пройдемся по Ленинскому мимо одноименного памятника напротив ТИАСУРА (его сейчас снесли, и правильно сделали - какой-то он коротконогий, непропорциональный был), покричим "Ура!" в ответ на всякие призывы, раздающиеся с трибуны и домой, в общагу. Продолжать праздновать в более узком кругу.
Но в один год было исключение. Честно говоря, не помню, какие тогда были праздники, ноябрьские или майские, но это не так важно. Короче, где-то за месяц до собрал нас всех начальник военной кафедры и доложил. Так мол и так, нам выпала особая честь: пройти во главе колонны Кировского района. "Честь, так честь," - подумали мы, выругавшись про себя. А что нам еще оставалось делать?
Началась подготовка к выполнению почетной миссии. Каждую неделю во время занятий на военной кафедре нас отправляли на час-другой потренироваться: помаршировать, отработать вынос знамен и прочего инвентаря, привязаться к местности ... Со строевой у меня еще со времен школы отношения как-то не заладились, но меня это не спасло. Чай, не почетный караул у Мавзолея, пройдешь как можешь. Просто задвинули на всякий случай куда-то в заднесредние ряды. Чтоб ритм не сбивал. В общем, тренировки - это тоже неплохо. Все веселее, чем строение радиостанций зубрить.
И вот наступил День Д или Час Х или ... Короче, демонстрация. Для начала мы часик постояли в резерве, как декабристы на Сенатской (нет, наверное, все же ноябрь был). Кажется, где-то в районе стадиона "Труд". Наготове - с флагами, транспарантами и даже портретами членов политбюро. Ждали, когда другие городские районы пройдут, оказавшиеся более успешными в соцсоревновании. Там ведь как было: если ты успешен, то раньше пройдешь и раньше за стол дома бухать сядешь. Стимул. И вот команда дана, и мы выступили.
Прошли без приключений. Никто не споткнулся, знамени не выронил и члена политбюро не замарал. Прокричали "Ура!" первым лицам области и свернули с главного проспекта, готовясь сдать инвентарь и разойтись. Но не тут-то было. Подбежал заполошный полковник и заорал: "Отставить сдавать инвентарь! Быстро строиться! Сейчас пойдете в хвосте колонны Кировского района!" То ли у них народу не хватило, то ли флагов, то ли так всегда было заведено: чего две организованных группы гонять, если одна наготове уже. В общем, успели. Прошли. Замкнули колонну. Так я впервые дважды принял участие в одной демонстрации и познакомился с социалистической организацией мероприятий.
Alpaka

Утечка или Как мы экзамен сочиняли

В новостях в очередной раз сообщили об утечке экзаменационных вопросов по математике на багрут (аттестат зрелости). Каждый год кто-то эти задания тырит и сливает в социальные сети. С учетом маленьких размеров страны и всеобщей компьютеризации "знают двое - знает и свинья". Интересно, можно ли с этим бороться?
А в наше время, когда компьютеры были большими, а память маленькой, социальных сетей не было. Были только домашние телефоны (не у всех, правда) и бабушки на лавочке у подъезда, облайкивающие всех проходящих. К теме бабушек я, возможно, вернусь позже, а пока об экзаменах.
Если кто думает, что в советское время все были честными комсомольцами (а вы же правда так думаете?), то, к сожалению, придется его разочаровать. Сливы экзаменационных заданий были и тогда, в эпоху развитОго социализма. В нашей школе выпускалось пять десятых классов. Два обычных и три физико-математических. Выпускники из обычных классов свои задания на выпускной экзамен по математике знали чуть ли не за неделю. Разумеется, пошли с этими задачками к ребятам из физматклассов и попросили по дружбе решить. "Заодно и к своей контрольной подготовитесь". Решили, конечно. Правда, вряд ли это что-то дало в плане подготовки. А наши задания, по слухам, должны были прийти в город в последний день накануне экзамена и провести ночь в бронированном сейфе под охраной взвода спецназовцев.
В общем, нам было обидно. Мы тоже хотели заранее порешать свои задачи. Но как их достать?
И тут мы вспомнили, что у одной из наших одноклассниц мама работает то ли в районо, то ли в гороно. "Уж у нее-то точно доступ должен быть!" - подумали мы. А раз есть доступ, то как же она не поделится им со своей дочкой? А та со своими подружками. Короче, девчонки точно все знают. Но нам не говорят, то ли из конспирации, то ли из вредности. Значит, надо этот секрет у них как-то выведать.
План операции "Подсадная утка" был разработан быстро. Мы создаем свой вариант контрольной, запускаем его по социальным сетям (не бабушки!), он доходит до девчонок, и те в ответ говорят: "А у нас вот такой вариант" и делятся настоящим вариантом с нами. На осуществление первой части ушло несколько часов. На помощь был призван задачник Сканави - настольная книга любого физматшкольника. В общем, мы соорудили пару правдоподобных вариантов контрольной, по пять заданий в каждом, и запустили дезу.
После этого оставалось только ждать. Потому что готовиться к контрольной накануне экзамена уже просто не лезло. Просто так ждать, сидя дома, было неинтересно, и мы отправились по гостям, заходя к соученикам.
Одного из ребят из параллельного класса мы застали с телефонной трубкой и ручкой в руках. На том конце линии была какая-то девчонка. Саня прижал палец к губам и прошептал: "Это завтрашнее задание!" "Сработало!" - обрадовались мы, и стали смотреть, что же ему диктуют. Саня был не в курсе нашей затеи, но мы, как нетрудно догадаться, тут же узнали свои задачи! Круг замкнулся. В общем-то было скорее смешно, чем обидно.
Но это еще не все. Вечером ко мне позвонила учительница математики. "До меня дошли слухи", - сказала она. - "Что по школе ходит какой-то вариант контрольной. Так вот, я обзваниваю всех, чтобы предупредить: это неправильный вариант!" Мне оставалось только поблагодарить за информацию.
А контрольную я написал на пять. Она была не такой уж и сложной. До сих пор считаю, что наш вариант был круче.
Alpaka

Архивные записки или тридцать лет спустя. Второе пришествие - часть 1.

Давным давно, когда Советский Союз еще простирался на 1/6 части суши, интернет и мобильные телефоны встречались друг с другом только на страницах фантастических романов, слово "аппликация" использовалось преимущественно в детских садах, а в городе Томске был единственный университет, студенты которого любили устраивать себе всякие праздники. Не были исключением и студенты факультета прикладной математики и кибернетики, к числу которых имел честь принадлежать и автор этих строк.
Основных факультетских праздников было два: Посвящение в студенты, проходившее осенью, и День кибернетика, отмечавшийся весной. Посвящение на моей памяти проводилось ежегодно, а вот день кибернетика как-то выпал в какой-то момент, во многом из-за того, что большинство парней факультета, которые, да простят меня феминистки, были главной движущей силой подобных мероприятий, позабирали в армию. Но к 1986 году часть уже успела вернуться и, в общем, появилась идея День кибернетика возродить. С этой целью был образован оргкомитет, председателем которого самоназначился я. Вроде никто не возражал. Ну и началась работа.
Описывать все, что включала программа ДК, я сейчас не буду. У меня сохранилась программка одного из Дней, при случае надо будет отсканировать. А здесь я решил выложить сохранившиеся "в архиве" сценарии, ну и прочую самодеятельность. Разумеется, особой художественной ценности эти тексты не представляют и вряд ли будут интересны людям, далеким от тех событий. Но пусть хранится в оцифрованном виде, а то бумага - она ж недолговечна.
Начать я решил со сценария центрального спектакля праздничного концерта. Ну, спектакль - это громко сказано, в общем, некое цельное представление с персонажами, темой и сюжетом. По такому принципу строились капустники на Дне математика НГУ, и мы взяли его за основу. (Если кто не знает, КВНа в нынешнем понимании тогда уже/еще не было, он как раз в 86-м возобновился по ТВ. Зато были СТЭМы - студенческие театры эстрадной миниатюры. Томская "Юморина" ежегодно собирала кучу гостей со всей Сибири. В общем, было на что посмотреть и чему поучиться.)
Мы, понятно, на уровень профессиональных стэмовцев не замахивались. А за написание сценария взялись вдвоем с Андрюшей Уваровским. Очень незаурядная личность, умный и начитанный парень, жаль, что следы его после отчисления с универа потерялись. В общем, львиную долю написал Андрей, а Лев где-то помогал, кидал идеи и оживлял литературный сценарий всякими действиями на потребу публике. Я не буду редактировать сейчас старый текст, выкладываю все как есть, разве что добавлю комментарии по тогдашним и тамошним реалиям, которые могут быть непонятными нынешнему читателю. Collapse )
Продолжение:
http://zhuk-zhuzhuk.livejournal.com/168024.html
http://zhuk-zhuzhuk.livejournal.com/168246.html
http://zhuk-zhuzhuk.livejournal.com/168884.html
http://zhuk-zhuzhuk.livejournal.com/169277.html
http://zhuk-zhuzhuk.livejournal.com/169626.html
Alpaka

Альма матер

Могу ли я, рассказывая о Томске, обойти стороной Томский университет и все, что с ним связано? Ведь не будь университета, я бы никогда и не познакомился с городом, навсегда ставшим для меня самым любимым. Разумеется, в эту поездку я не мог не посетить "места боевой и трудовой славы".
Так как жили мы в уже упоминавшемся поселке Зональный, то, заезжая в Томск, неизменно оказывались на площади Южной. Томичам, разумеется, известен тамошний студгородок, в общагах которого я прожил восемь далеко не самых худших лет моей жизни.

Collapse )
Alpaka

Обще житие мое ...

Не так давно по совету нескольких знакомых решил более основательно ознакомиться с творчеством Алексея Иванова, который покорил меня своим пропившим глобус географом.
Начал с фантастических повестей: "Охота на Большую Медведицу" и "Земля - Сортировочная". Особо много говорить о них не буду, так как не впечатлился. Но по просьбе insead_hec все же напишу пару предложений. "Охота" началась достаточно живенько, чем-то напомнив булычевский цикл про Алису и одну из любимых книжек моего детства: "Продавец приключений". Но чем дальше, тем все становилось грустнее. Под конец, похоже, автор уже сам не знал, как ему выпутаться из ситуации, и, в общем, повесть, начинавшаяся как пародия, закончилась трагедией. Вторая повесть показалась поинтереснее, но ее основная тема, пожалуй, была уже раскрыта и закрыта тем же Булычевым в рассказах о Великом Гусляре. Так что самым запомнившимся из всей повести для меня стало выражение "ерепена крача".
А вот роман "Общага на крови" заслуживает куда более подробного описания. Мой личный "роман" с общагой (точнее, с двумя) длился 8 лет. Огромный кусок жизни. И далеко не самый плохой. Без преувеличения можно сказать, что общага - это хорошая школа жизни, и без нее я бы не стал таким, как я есть сейчас. Лучше ли, хуже - не знаю. Но точно не таким. В общем, годы, проведенные в общаге, я вспоминаю в положительном ключе. Хотя, конечно, бывало всякое, но запоминается ведь хорошее. Это начало самостоятельной жизни, бесконечные горизонты впереди, огромное количество новых знакомств, которые, при моем характере, вряд ли состоялись бы, живя я у родителей. Музыка, книги, посиделки, любовь ... Все это было за годы жизни в общаге, и об этом можно говорить очень долго. Но пост о книге. Собственно, этим лирическим отступлением я пытаюсь объяснить, почему меня так привлекла эта книга. И, пожалуй, ожидания вполне оправдались.
Начну с того, что с автором мы примерно одного возраста (он на три года младше), так что в общаге жили примерно в одни годы. Поэтому многое узнаваемо и знакомо. Правда, мне доводилось жить в общежитиях коридорного и блочного типа, а у Иванова описано блочно-коридорное, насколько я понял, т.е. более изолированные комнаты с несколько большей степенью privacy. Скажем, у нас, выйдя на кухню или в туалет, ты оказывался на обозрении всего этажа. В блоках "удобства" находились внутри. Насколько я понял, местом встреч у студентов из романа были, в основном лестницы. Но это незначительная разница. А так все то же самое: ночные походы в гости "на чай", танцы и курилки в коридорах, общие кухни, где всегда так соблазнительно булькает супчик в чужих кастрюльках, шкаф с отделениями для писем на первом этаже и вертушка с извечной вахтершей бабой Таней (в "Общаге на крови" баба Юля). Даже такие мелкие детали, как разношенные халаты у девчонок на пару размеров больше. В общем, в плане бытоописательном книга затронула ностальгические струны в моей душе, за что ей большой респект и уважуха.
Но в плане сюжета у меня остались кое-какие непонятки. Точнее, даже не сюжета, его я касаться не буду, вдруг кто прочитать захочет, а поведения героев.
Во-первых, и самое главное - это мрачность и чернуха. "Полистав" книжку на флибусте, я поначалу даже не хотел ее читать по этой причине. Потом любопытство взяло свое :) Безнадега сконцентрирована в такой степени, что трудно поверить в то, что книга написана молодым человеком. Автору было всего 23 года на момент ее выхода! И я, честно говоря, не верю, что в реальности все было так безрадостно. В книге нигде не сказано, в каком вузе учатся герои, но с большой вероятностью автор описывает то, что знает сам не понаслышке, т.е. общежитие Уральского университета. Не самый последний вуз в стране, поэтому, мне кажется, основными занятиями тамошних студентов не могли быть только пьянки и секс. По крайней мере, про нашу общагу я такого сказать не могу. Может, конечно, мне повезло с компанией и факультетом. Впрочем, и Иванов ведь учился на журналистике и искусствоведении, люди культурные. Хотя ... Богема она и есть богема ... Ну да, бывали пьянки и у нас, но не так уж и часто. И я не беру нашу "примерную" комнату, даже в комнатах, где нравы были посвободнее, пили максимум раз в неделю - по субботам. Чем объяснить такой стиль книги, я не знаю. Может, потому что в начале 90-х так было принято писать - побольше секса и крови. Может, автора так достала общага, что свой гимн ей он написал в таком обличающе-омрачающем стиле. И ведь нельзя сказать, что такой стиль ему характерен - вот "Географ", написанный тремя годами позже - очень светлая книга, на мой взгляд. К тому же действие "Общаги на крови" происходит во второй половине 80-х (если считать, что автор описывает свое время, сомневаться в чем оснований у меня нет). А это время перестройки, когда жить стало действительно интересно. Тем более в большом городе. И замыкаться в четырех стенах общаги, напиваясь, трахаясь и больше ничего, в это время по меньшей мере странно.
Во-вторых, уж очень демонизировано руководство общаги: комендантская семья и председатель студсовета. Да, от коменданта многое и у нас зависело, но чтобы предстудсовета решал вопрос о поселении в общагу - такого я не помню. Это была прерогатива деканата. И выселяли, как правило, за неуспеваемость, ну или надо было что-то уж совсем из ряда вон совершить, наподобие драки с оперотрядом и тому подобное, чтобы выселили за поведение. Собственно, учитывая отношение героев к учебе (оно практически у всех отсутствует, учится там один Отличник), они прекрасно могли бы вылететь из универа и, соответственно, из общаги без всякого вмешательства со стороны студсовета. Может, конечно, тема учебы не очень затронута, так как основное действие происходит во время сессии, как пелось у нас в студенческой песенке, "поры любви и приключений". Но ведь и в сессию учиться иногда надо, хотя бы накануне экзамена.
С другой стороны, тот же деканат или ректорат вполне мог найти управу на беспредельщиков из руководства общаги. У нас, например, был замдекана по общежитию, который периодически проверял состояние дел, да и сам декан в общагу наведывался. У Иванова же контакты с внешним миром сведены к общению с милиционером, которому, понятно, абсолютно наплевать, что происходит в общаге, лишь бы процент преступности не рос. Почему герои не обращаются к руководству факультета, когда дело доходит до прямых угроз - непонятно. По крайней мере, у Игоря репутация вполне нормальная, и к нему бы прислушались - деканату-то зачем лишние проблемы? Да и у других жильцов общаги нашлось бы что сказать, раз их Ринат с Гапоном так всех терроризировали. Не забываем, опять же, что время перестроечное, вполне уже можно было рот открывать.
В третьих, не совсем понятно, почему герои так боятся вылететь из общаги. В большом городе (наверняка Свердловске) не так уж сложно было найти съемное жилье. Да, за него пришлось бы платить, но во-первых, в те времена это были не столь великие деньги, да еще поделенные на всех, а во-вторых, можно же и подработать, все лучше, чем пить каждый вечер. Я понимаю, конечно, что целью автора было показать всю привязанность и неразрывную связь героев с общагой, но не мазохисты же они, чтоб терпеть издевательства и притеснения. К тому же, и не молоды и не инфантильны - 4-й курс, а Ваня еще и после армии, с жизнью вроде как знакомы и за себя постоять, по идее, могут.
И, наконец, все эти разговоры с уклоном в философию и религию. Ну не верю я, чтобы 20-летние ребята так рассуждали, пусть и после нескольких выпитых бутылок. Как-то не вяжутся такие рассуждения с их образом жизни и характерами. Автор, наверняка, свои рассуждения им в уста вложил (все-таки гуманитарий), но все же выглядят они не очень органично.
Странно, но критики получилось гораздо больше, чем похвалы. И это несмотря на то, что книга мне в целом понравилась. И хорошо, что у Иванова еще остались непрочитанные мной вещи, я до них непременно доберусь. И в конце концов, должно же у него быть хоть одно произведение со счастливым концом! :) Ну а пока от ужасов советской общаги я возвращаюсь в уютный и добрый мир Вестероса и окрестностей :)
Alpaka

Сплетенье жизненных путей

Интересно, как жизнь иногда многократно сводит разных людей. Нет, я не о близких друзьях, общение с которыми не прерывается много лет, а просто о знакомых на уровне "- Привет! - Привет!" при встречах на улице.
Уже в Израиле у нас есть два примера таких пересечений.

С Юрой и его семьей мы жили в одном киббуце - они приехали на 2 дня позже нас. Разумеется, общались очень много: и в ульпане, и дома. Но через полгода разъехались, обменявшись телефонами. Они перебрались в другой киббуц, мы - в Реховот. Через несколько месяцев и они переехали в центр, а еще через пару лет я, придя на работу, с удивлением увидел Юрку, беседующим с нашим хозяином! В результате собеседования мы стали работать вместе. Моей заслуги в том не было, хозяин вышел на него без моей подачи. Я и не знал, что он работу ищет.
Правда, коллегами мы были недолго. Месяца через 3 наш Ицик до того достал Юрку, что тот ушел сам. Несмотря на уговоры остаться. Было куда уходить. Мы ему позавидовали, а мне подобное удалось только через год с небольшим.
Потом они решили перебраться в Реховот. Тут наше общение возобновилось, тем более, что для записи ребенка в хорошую школу, им понадобилась прописка, которую мы предоставили. (В Израиле в начальные школы записывают по месту жительства, наш район считается хорошим, ну и школа тоже). Ну нам не жалко, квартира все равно хозяйская. Да и не прописка это в российском понимании, просто регистрация в мэрии по данному адресу.
В общем, детки наши стали учиться в одной школе, только в разных параллелях. Но общих знакомых прибавилось. Как и встреч: на всяких общешкольных мероприятиях и т.п.
А в довершение всего, полгода назад, после переезда нашего офиса, мы с Юрой стали работать в одном здании! Только на разных этажах.
Так что судьба нас друг от друга далеко не отпускает :)

Марина была одной из первых наших знакомых в Реховоте. И немудрено: она работала в том самом агенстве недвижимости, через которое мы снимали свою первую квартиру. Хозяин агенства предоставил нас на ее попечение, так как она была единственной русскоговорящей сотрудницей (да их и всего-то было трое, считая хозяина). Собственно, Марина нам и показывала ту квартиру, которая стала нашим "вторым домом на родине" после киббуца.
Потом мы периодически встречались на улицах Реховота (периоды были достаточно большими). А однажды столкнулись в автобусе по пути на работу. Она, как и я, тогда работала в Ришоне и мы несколько раз коротали дорогу болтовней.
Прошло время. Наши девчонки начали ходить в художественную школу. И там мы снова встретились с Мариной, которую взяли в эту школу преподавателем! А поскольку школа входит в систему садиков, где работала на тот момент моя жена, то мы еще и пересекались на корпоративных мероприятиях.
И наконец, с апреля этого года оказалось, что наши младшие дети ходят в один садик! Так что в прошедшую субботу мы уже общались в качестве родителей на Мишкином выпускном.

Обычно тезис "Израиль - большая деревня" подтверждается тем, что здесь очень легко найти общих знакомых. Но данные случаи говорят о том, что с какими-то людьми мы идем по жизни параллельными путями, которые, совсем по Лобачевскому, имеют обыкновение пересекаться.
Alpaka

Их нравы

Вообще-то я политической жизнью Томска абсолютно не интересуюсь. Я даже не знаю, кто там мэр вместо посаженного Макарова. Кто губернатор - знаю, потому что он последние 20 лет не меняется. Хотя и это мне по барабану. Но вчера в сообществе tomsk_ru наткнулся на знакомую фамилию - была упомянута бабушка гражданина Зайкова - и мне стало интересно.
Как говорится, "письмо позвало в дорогу", и я полез в Гугл. Поиск сразу же дал результат. Куча новостных сайтов сообшали о том, что 2 марта правозащитник Сергей Зайков разбил нос томскому губернатору Виктору Крессу. По словам очевидцев, Зайков при этом выкрикнул «За смерть моей бабушки!».
Серега Зайков учился на нашем факультете курса на 3-4 старше меня. Был он томичом, вроде бы жил у своей бабушки (как раз той самой, наверное), но постоянно околачивался в нашей общаге. Парень был приветливый и дружелюбный. Однокурсники, как мне казалось, его всерьез не воспринимали, возможно поэтому Серега водил дружбу с первокурсницами, поставляя им разные интересные книжки. Знакомство у нас с ним было шапочное. Просто парни на ФПМК были в то время наперечет и все друг друга знали, по крайней мере, общежитские.
Любви к книгам Серега не утратил и по окончании универа. В начале 90-х я иногда встречал его на городском рынке торгующим на книжном лотке. Ходили слухи, что ему довелось побывать на лечении в Сосновом Бору. Томичи знают. Ну да факультет у нас такой, что не он единственный. Даже я как-то, решив закосить и получить академ-отпуск, направился к психиатру с жалобами на переутомление. Получасовой беседы с этой мадам мне хватило, чтобы забыть об этой авантюре. Ибо себе дороже. А повторное обучение я получил с весьма оригинальной формулировкой "в связи с большой общественной работой". Но я отвлекся.
В те же 90-е Сергей увлекся политикой. Тогда модно было. Участвовал во всяких митингах и даже вроде бы попал в Думу, то ли областную, то ли городскую. Честно говоря, я за ним не следил, а вспомнил только во время скандала, прокатившегося незадолго до нашего отъезда: Зайков заехал по физиономии Степану Сулакшину, тогдашнему Представителю президента и бессменному депутату Госдумы от Томской области. О чем-то они там повздорили, и вследствие "личной неприязни" Серега не выдержал. Так что опыт обращения с представителями власти у него есть.
На этот раз досталось губернатору, которому Зайков отомстил за свою бабушку. Я бы на месте Президента и Премьера России поостерегся при визитах в Томск! Впрочем, у них, видимо, охрана не чета Крессовской. А вообще, забавно, конечно, когда такие вещи в спокойном Томске происходят. Как говорится, "яка держава, такий и теракт".
Alpaka

Наш Пурим

Как известно, у нас в Израиле только что отшумел первый из больших весенних праздников - Пурим. По традиции, в этот праздник дети (и взрослые) демонстрируют маскарадные костюмы. Не остались в стороне и наши девчонки.
Collapse )